Павел, Кировоград:
— Не кажется ли Вам, что Православная Церковь как бы монополизировала добро? Разве нет добрых людей в других вероисповеданиях?

Протоиерей
Андрей Ткачев:
— В других исповеданиях, конечно, есть добрые люди. Монополизировать добро мы не должны, да у нас вряд ли это и получилось бы, если бы мы захотели. Вопрос не только в добре, но и в качестве добра. Я имею в виду то, что если человек по природе добр, то его и хвалить не за что. Кротка овца, говорит Кирилл Иерусалимский, но кто похвалит ее за кротость? Чудом и драгоценностью является перемена нрава. Тот человек удивителен, кто, будучи раздражительным, завистливым и злым, сумел во Христе измениться. Вот предмет похвалы! Вот удивление Ангелов!

Ученики Христовы были людьми разных темпераментов, разных характеров. Вряд ли Петра можно было назвать самым добрым из апостолов. Кроток, тих и незаметен, а вместе с тем — более других проникающим в тайны веры был Иоанн Богослов. Однако не он Первоверховный апостол. Очевидно, добрые по природе предназначаются Богом для одних трудов, а решительные и отважные — для других. Бог зовет всех, и всем, в зависимости от природных свойств, Он распределяет задачи.
Вопрос был бы прозрачнее, если бы касался благодати и действенности Таинств. Вот здесь Церковь готова оспаривать свое исключительное положение. Но вопрос так не задан, потому я и не буду говорить о том, о чем не спросили. Что же касается доброты и вместе с нею сострадания, отзывчивости, щедрости, то здесь нет монополии. Нам хотелось бы видеть самых хороших людей в лоне Православной Церкви. Это было бы очевидным доказательством ее истинности. Вместо этого мы видим смешанную картину мира, и это зрелище бросает вере вызов. Слава Богу за этот вызов! Мы верим во Христа не потому что попали в общину самых добрых в мире людей, а потому что Духом Святым научены видеть во Христе Спасителя и Пастыря. Нам понятна поэтому проблематика Евангелия относительно этого вопроса.
Христос пришел к иудеям. Через них Он пришел и ко всем. То, что иудеи были хранителями истины в древние времена — неоспоримая правда. Сам Господь в беседе с самарянкой подтверждает это, говоря, что “спасение от иудеев”. Мы можем назвать иудаизм “ветхозаветным православием”. Но значит ли это, что среди иудеев все предельно хороши? К сожалению, нет. И в своей первой проповеди в синагоге Назарета Христос приводит примеры из истории, когда сирийский военачальник Нееман и финикийская вдовица были более верующими, более открытыми к Богу людьми, нежели израильтяне.
Итак, ветхозаветная Церковь хранит истину, раз за разом являет миру величайших пророков и праведников. Однако бывают времена и ситуации, когда не-еврей оказывается более угоден Богу, чем израильтянин.
Приложим эти слова к нашей ситуации и получим ответ. Церковь благодатна, но не всякий сын Церкви живет полнотой благодати, не всякий победил свой грех и свою испорченность. Отдельный христианин не имеет права на гордость. А если возгордится, то Бог силен ему тотчас показать человека “внешнего”, не из церковной среды, который и отзывчивее, и терпеливее, и сострадательнее.
Бог дал нам веру не для того, чтобы мы искали врагов. Будем смотреть на людей простым, нелукавым оком и будем ревновать о достижении святости. А если захотим гордиться, Он может сказать нам: “Взгляни сюда. Вот эти люди лучше тебя, хотя знают меньше и отстоят от Меня дальше. Не гордись, но бойся”…

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика