Когда мы заходим в храм, наш взгляд прежде всего останавливается на иконостасе, аналое, на котором лежит икона праздника, а также на отдельно стоящем большом изображении Распятого Господа нашего Иисуса Христа. О спасительности Его крестных страданий нам напоминают и Символ веры, который соборно произносится за каждой Литургией; мы слышим об этом и во время чтений святого Евангелия. Крест венчает купола храмов, крестом нас благославляет священник, наконец, на своем теле мы тоже носим кресты с изображением Распятого Господа нашего Иисуса Христа. Все это ради того, чтобы мы знали и помнили, какой ценой заплачено за то, чтобы мы снова имели право называть себя детьми Бога Всевышнего.

Но если мы находим в себе силы верить в то, что произошло две тысячи лет назад, и не просто верить, а жить этой верой, то какой тогда была сила веры тех, кто поверил не “от слышания” (см. Рим. 10: 17), а потому что сам стал свидетелем спасительных событий!
Об одном из таких людей мы и поговорим. Имя ему — святой мученик Лонгин (день памяти — 29 октября по н. ст.). Он был римским воином. В начале І в. Лонгин нес службу в Иудее под началом прокуратора Понтия Пилата в должности сотника, то есть командовал подразделением из 100 воинов. Именно он был одним из тех римских солдат, которые стояли на страже вокруг Голгофы и воочию видели крестные муки Христа; стали свидетелями того, как солнце не дало света в течение трех часов, а камни рассеклись; слышали последние слова Христа на кресте, и, наконец, их ноги тоже содрогнулись от последовавшего за этим землетрясения. Пережив все это, Лонгин был потрясен. В нем произошел переворот в понимании того, что на самом деле только что произошло на его глазах. Будучи до этого человеком совершенно сторонним, он произнес свидетельство веры в Распятого как в истинного Бога: “воистину Он был Сын Божий” (Мф. 27: 54).
По церковному преданию, Лонгин был тем самым воином, который пронзил своим копьем ребра Распятого Спасителя (см. Ин. 19: 31–37) и от истекшей крови и воды получил исцеление больных глаз. Он также пребывал среди тех, кто охранял Гроб Господень и был свидетелем воскресения Иисуса Христа. Вместе с несколькими воинами Лонгин отказался лжесвидетельствовать о том, что тело Христа выкрали Его ученики, и отправился с проповедью Евангелия на свою родину — в Каппадокию (центральная часть полу­острова Малая Азия; современная территория Турции). За ним последовали и два его соратника. Пламенное слово подлинных участников великих событий в Иудее всколыхнуло сердца и умы каппадокийцев. Христианство стало быстро распространяться на той территории. Узнав об этом, иудейские старейшины убедили Пилата направить отряд воинов, чтобы убить Лонгина и его сподвижников. Бывший сотник сам вышел навстречу карателям и привел их в свой дом. За трапезой они рассказали о цели своего прибытия, не зная, что хозяин дома — тот человек, которого они ищут. Тогда Лонгин и его сподвижники назвали себя и просили воинов, которые уже хотели было их отпустить, исполнить приказ. Святые мученики были обезглавлены, а их тела погребены там, где они завещали. Отсеченные головы исповедников воины взяли с собой, чтобы показать их Пилату. В дальнейшем голова святого Лонгина была возвращена в Каппадокию. Это произошло усилиями одной слепой женщины, которая прозрела, как только коснулась главы праведника, брошенной на одной из свалок Иерусалима.
Сегодня один из приделов храма Гроба Господня посвящен святому Лонгину.

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика