— Владыка, духовные учебные заведения в России и Украине ступили на путь интеграции в Болонский процесс. Какие задачи в этой связи ставит перед собой Учебный комитет Украинской Православной Церкви? Ведь в Украине своя ситуация, в России — своя. Не получится ли так, что, следуя к единой цели разными путями, мы придем к некоторым расхождениям?

— Мы исходим из того, что у нас единая Церковь. И в этом плане у нас единая цель, единый набор задач. Нам необходимо за очень короткий срок создать единую систему духовного образования, но с учетом национального законодательства. Также важно понимать, что духовные школы — это не просто учебные заведения, которые дают соответствующие знания. Мы воспитываем будущих священнослужителей, людей, которые понимают, хранят и способны передавать Церковное Предание — основу духовной жизни. Расхождения будут. Даже Болонский процесс предполагает сохранение уникальности национальных образовательных систем. Полагаю, что и в рамках самой Украинской Православной Церкви между семинариями будут различия в учебных процессах. К примеру, в западных регионах более важен образовательный аспект, связанный с преподаванием сравнительного богословия. На востоке, из-за присутствия множества различных христианских конфессий, важно углуб­лять изучение сектоведения. Различий бояться не нужно. Важно, чтобы мы смогли синхронизировать, согласовать эти процессы.

— Реформа подразумевает интеграцию в европейское пространство. Готова ли к этому Церковь, хватит ли у нее сил держать удар перед секулярными тенденциями европейского общества?
— Церковь держит удар на протяжении уже двух тысяч лет. Наша задача — за очень короткий срок подготовить людей, которые будут способны интегрироваться в европейское научное пространство, чтобы сохранять и защищать христианские ценности. В конце концов, это имеет важное значение для развития всей нашей цивилизации. За двадцатилетний период существования Церкви без атеистических тисков сделано уже многое. У нас есть богословы и ученые достаточно высокого уровня. Если вы посмотрите на состав любой европейской богословской конференции, то увидите, что везде присутствуют представители Русской Православной Церкви. И здесь система духовного образования сталкивается с вопросом качества образования. Методология Болонского процесса может оказаться в этом ценным подспорьем.

— Как стимулировать преподавателей, администрацию, студентов, чтобы они работали с отдачей, чтобы преобразования не остались только на словах или на бумаге? Каков в этом деле опыт Киевских школ?
— Действительно, есть опасность формального подхода к реформе, но я думаю, что мы все люди ответственные перед Богом, перед историей, и каждый, кто руководит духовной школой, понимает, что у нас нет другого пути, кроме реального изменения ситуации. Мы стараемся, чтобы молодые люди, приходящие к нам учиться, понимали и ценили то богатство вечности, которое несет Церковь, ведь именно тогда образовательный и воспитательный процессы дадут плод — достойного священнослужителя. Но решение поставленных задач здесь комплексное, начиная от материальных и бытовых, заканчивая планированием и поддерж­кой инновационного развития и научных исследований наших преподавателей.
В Киевских духовных школах эта комплексная программа осуществляется по благословению Блаженнейшего Mитрополита Владимира. В течение последних трех лет улучшилась бытовая сфера. Значительно изменился преподавательский состав, сейчас мы приглашаем специалистов по конкретным направлениям. Если их нет в Киеве, они приезжают из других областей. Если их нет в Украине, мы приглашаем их из Европы. Также стремимся повышать заработную плату преподавателей, например в этом году удалось ее увеличить на 30 %. Осуществляем доплаты за ученые степени и научные звания. Привлекаем молодых людей к научной работе. Заинтересовывая студентов работой в академическом журнале, мы стремимся стимулировать в них вкус к литературной деятельности, развивать самостоятельнос

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика