“Вы нарушаете Конвенцию ООН о правах ребенка. Я вызову милицию!”. Такую формулу, по совету канадской подруги, взяла на вооружение знакомая журналистка. По ее словам, формула действует безотказно на родителей, повышающих голос на своих чад. Открытым, правда, остается вопрос: что причиняет детям больший вред – родительский окрик или же дискредитация родителей посторонними?.. Но речь пойдет не об этом.

22 декабря 2006 г. в Семейном кодексе Украины была откорректирована 13-я статья. Суть нынешней редакции сводится к следующему:
– международные соглашения, регулирующие семейные отношения и ратифицированные Верховной Радой, являются частью украинского законодательства;
– если таковые соглашения содержат правила, отличаю­щиеся от национальных норм, то на территории Украины применяются… международные нормы.
Таким образом, в декабре 2006 г. Конвенция ООН о правах ребенка была интегрирована в украинское законодательство. А значит: формула причинения добра семье, подсказанная гражданкой Канады моей знакомой журналистке, юридически небезосновательна, хотя и бесперспективна.

Сама по себе Конвенция ООН о правах ребенка (состоящая из преамбулы и 54-х статей) декларативна и представляет собой перечень прав, которые государства-участники (среди них и Украина) обязались защищать. Хорошо это или плохо – зависит от ситуации. С одной стороны, дети неблагополучных семей нуждаются в защите, с другой – чиновники, облеченные властью, могут превратить защиту в нападение. Поскольку права детей, закрепленные Конвенцией, уже интегрированы в законодательство, перечислю те, которые могут быть небесполезны большинству семей. Государства-участники обязались:
– уважать ответственность, права, обязанности родителей, в том числе – должным образом руководить ребенком (статья 5);
– право ребенка на сохранение индивидуальности, среди прочего – его семейных связей, не допуская противозаконного вмешательства (статья 8);
– обеспечить, чтобы ребенок не расставался с родителями вопреки их желанию, исключая случаи, когда компетентные органы (!) в соответствии с судебным решением определяют, что расставание необходимо. В частности, когда родители жестоко обращаются с детьми, не заботятся о них или проживают отдельно и необходимо принять решение относительно места жительства ребенка (статья 9);
– оградить детей от произвольного (!) или незаконного вмешательства в осуществление их права на личную и семейную жизнь (статья 16);
– признать, что родители (а не чиновники!) несут основную ответственность за воспитание детей, предоставлять родителям помощь, обеспечивать развитие сети детских учреждений (статья 18) и т.д.
Словом, Конвенция ООН о правах ребенка – палка о двух концах, ее можно использовать и для отпугивания посторонних, желающих нанести пользу. К счастью, при принятии решений о сохранении-лишении родительских прав украинские судьи ориентируются не только на абстрактные права, а и на более конкретное постановление пленума Верховного Суда Украины № 3 (от 30 марта 2007 г.). В зоне риска оказываются родители, которые:
– не забрали детей из роддома, медучреждения без уважительной причины, на протяжении полугода не проявляли о детях заботы;
– жестоко обращаются с детьми;
– хронические алкоголики и наркоманы;
– эксплуатируют детей, принуждают к бродяжничеству, попрошайничеству;
– осуждены за умышленное преступление в отношении ребенка;
– уклоняются от выполнения своих обязанностей по воспитанию.
Последний из перечисленных пунктов – статья 164 Семейного кодекса – чрезвычайно размыт, поэтому ВСУ уточнил, что “уклонение” – это отсутствие заботы о физическом и духовном развитии ребенка, его образовании, подготовке к самостоятельной жизни. И еще точнее: “уклонение” – это необеспечение доступа к культурным ценностям, нужного питания, медицинского осмотра, лечения, общения, а также невнимание к внутреннему миру ребенка и усвоению оным общепризнанных нравственных норм. Такие факторы (отдельно и в совокупности) ВСУ предписал судам принимать во внимание только при условии сознательного пренебрежения родительскими обязанностями. Кстати говоря, само лишение родительских прав в марте 2007-го признали “крайней формой воздействия” на отцов и матерей.
Соглас

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика