16 февраля исполнилось 180 лет со дня рождения Николая Лескова. Теперь он – признанный классик, имя которого упоминается в одном ряду со Львом Толстым, с Федором Достоевским, Михаилом Салтыковым-Щедриным и прочими великими писателями. Он — важнейший представитель литературного процесса России второй половины ХІХ в. Трудно представить, что это был один из самых скандальных и противоречивых литераторов своего времени. Причем возмущался и язвил он не столько в силу четкой политической или даже нравственной позиции, — а в силу самого своего характера. Иными словами, он был парусом, который все время искал бурю, надеясь найти и не находя в ней покой.

Корни
Беспокойную натуру Николай Лесков унаследовал от отца. Семен Дмитриевич Лесков был сыном, внуком и правнуком священников села Лески Орловской губернии, но сам он, закончив семинарию, отказался принимать сан. Этим он так огорчил отца, что тот выгнал сына из дому, и Семен, сменив несколько работ, — от учителя помещичьих детей до служащего министерства финансов, — поступил на службу в орловскую уголовную палату. Оказавшись превосходным следователем по криминальным делам, Семен Лесков прославился также крайне принципиальным характером, что и привело его к конфликту с губернатором и необходимости оставить службу. Семья вынуждена была переехать на маленький хутор Панино. Семен пытался заниматься переводами, но хандрил, постепенно опускался и вскоре умер от холеры.
Семья, в которой было семеро детей, сводила концы с концами только благодаря матери – женщине весьма твердого и упорного характера. Аристок­ратка по крови, но бесприданница, Марья Петровна Алферьева в свое время была ученицей Семена Лескова, а в 16 лет вышла за него замуж. Из двух ее сестер одна вышла замуж за влиятельного помещика, и именно в его доме будущий писатель получал начальное образование до восьми лет. Вторая сестра была женой управляющего соседними поместьями англичанина, которому Николай был обязан прекрасным знанием английской культуры.
Старший сын Семена и Марии Лесковых Николай странным образом воплотил в себе, казалось бы, противоречивые черты обоих родителей – житейскую непрактичность и неусидчивость отца с жесткой волей и властностью матери.
Университеты
Воспитывать строптивого мальчика у родителей времени не было, и он рос на свободе, практически беспризорным. Позднее именно детским годам писатель был благодарен за прекрасное знание народной жизни. Трудности возник­ли, когда мальчика отправили учиться в орловскую гимназию.
За пять лет Николай окончил полностью только два класса и оставил гимназию с удостоверением, не дающим права на дальнейшую учебу в лицее и университете. Позднее он не раз будет жалеть о тогдашнем легкомыслии – отсутствие дипломов впоследствии доставило Лескову много неприятностей. Но в 16 лет он, полный сил, поступает на службу чиновником той же уголовной палаты, где работал его отец.
Через два года, по собственному прошению, Николая переводят на службу в Киев.
Десять лет в Киеве – самый бурный период жизни Лескова. Поселившись у своего дяди по матери, он начал работать в казенной палате. Через семь лет уволился и работал в компании мужа своей тети – англичанина Скотта. Затем Николай женился на Ольге Смирновой – дочери богатого киевского домовладельца. Вспыльчивые, эмоциональные супруги все меньше ладили, со временем Ольга начала проявлять признаки психического заболевания и последние 30 лет жизни провела в доме для умалишенных.
Киев был университетом Николая, его “житейской школой”. Помимо интеллектуального общения, изучения языков, посещения вольнослушателем лекций, Лесков исследует веру и религию в разнообразных проявлениях – от увлечения иконописью до участия в религиозно-философском студенческом кружке. Возможно, сам Киев, его святыни, влияли на будущего писателя: “Киево-Печерская вершина – это русская ступень на небо. Здесь, у подножия этих гор, изрытых древнерусскими христианскими подвижниками, всякий человек, как у подножья Сиона, становится хоть на минуту верующим…”. Впрочем, все это он напишет позднее, также в Киеве.
>Николай только пробует свои силы, но не в литературе, а в публицистике. Печатается в изданиях “Современная медицина” и “Указатель экономический”. Даже его ранние статьи написаны хорошим сочным языком. Впрочем, публицистом Николай был едким, что и повлекло за собой конфликт на службе и увольнение.
Первый роман
До 30-ти лет повторяя во многом судьбу отца, после увольнения Николай Лесков решает резко сменить сферу деятельности: становится литератором и переезжает в Петербург. Сначала пишет статьи, потом пробует себя в художественных очерках, дальше – берется за рассказы. Впрочем, основную известность в ту пору ему приносили именно статьи в “Северной пчеле”. Захваченный бурной общественной жизнью того периода, Лесков высказывал свою точку зрения, задевая даже друзей и наживая недругов.
После одной особенно острой статьи Лесков вынужден был срочно уехать в длительную командировку по дальним областям империи. Положение Николая в Петербурге было почти невыносимым, так что решение замолчать на время казалось разумным. Но уже через год писатель возвращается и под псевдонимом Стебницкий начинает печатать свой первый большой роман “Некуда” – сатирическое изображение нигилистической коммуны, которой противопоставлены трудолюбие и семейные ценности русского народа.
Позднее Лесков сам признавал, что книга написана поспешно и под влиянием мстительной злости на многих современников. Прообразы героев были более чем узнаваемы, Николай вписал в сюжет даже историю любви со своей гражданской женой Екатериной Бубновой. Впрочем, он и сам признавался: “Я выдумываю тяжело и трудно, и поэтому я всегда нуждался в живых людях… Они мною овладевали, и я старался воплощать их в рассказах, в основу которых тоже весьма часто клал действительное событие. Так почти написано все, а по преимуществу роман «Некуда»”.
Роман вызвал громкий скандал и достаточно негативную реакцию общества. Раззадоренный резонансом, Лесков делает все, чтобы укрепить и без того нелестную репутацию, печатая несколько памфлетов и повестей, а позже роман “На ножах” – еще более злой и желчный, но самый слабый в художественном плане из всего литературного наследия писателя.
Праведники
На фоне тенденциозных, хоть и искренних в своей резкости, романов малозаметно для широкой публики прошла публикация повестей, впоследствии признанных одними из лучших вещей писателя: “Леди Макбет Мценского уезда” и “Воительница”. Интерес Лескова к жизненным перипетиям и драмам простых людей никогда не ослабевал, хоть нередко затмевался пристрастием к обличению. Но в 1870-е годы этот интерес перерос в основную линию творчества, усиливаясь возобновленным вниманием писателя к вопросам веры и духовности.
В один и тот же год появляются в печати рождественский рассказ “Запечатленный ангел” (о чуде, приведшем раскольничью общину к единению с Православием), повесть “Очарованный странник” (мозаичное повествование в духе народного сказания) и роман “Соборяне”. Последний еще содержит в себе отзвуки публицистической борьбы писателя, но в нем уже появляются первые типы будущей галереи лесковских “праведников”. Рассказ и роман были встречены благосклонно не только публикой, но и литературной элитой Петербурга. Повесть просто не поняли. Но все три были талантливыми попытками воссоздать и возродить древний народный эпос, саму старинную духовность как в иконописи, так и в жизни людей.
Продолжая работать в этом ключе, Лесков скоро приходит к созданию целого цикла под общим названием “Праведники” — галерея портретов людей, незначительных с общественной точки зрения, но полных истинной доброты, совестливости, смелости в борьбе со злом. Наряду с рассказами о современных “праведниках”, Лесков создает ряд произведений о праведниках раннего христианства, опираясь на сюжеты “Пролога”.
Скептицизм
Светлая печаль, трагизм и героизм в обычной человеческой жизни, при всей неисчерпаемости тематики, не могли надолго завладеть всем вниманием страстного и беспокойного писателя. Уже в 1880-е годы, даже в рассказах о “праведниках”, нарастает очередная сатирически-обличительная тенденция. Но на этот раз предметом ее, вместе с чиновниками и сильными мира сего, становится духовенство Российской империи. В саркастическом и публицистическом запале плохо различая полутона, нередко деля мир на черное и белое, Лесков в своих поздних произведениях приходит к настоящему антиклерикальному п

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика