“Как правильно вести себя с сектантами?
Ведь с ними встречаешься почти каждый день…”
Ирина Мосейчук

Отвечает протоиерей Андрей Ткачев:

Не секрет, что сектантов у нас много, их даже больше, чем нам кажется, Тогда как Православная Церковь стремится к единству, секты, напротив, стремятся к множественности. Множественность – их обычная среда существования и дальнейшего размножения. В их интересах та ситуация, когда сект так много, что только при наличии специальных знаний с ними можно приблизительно разобраться.

Дело зашло так далеко, что не все секты даже предложат вам свое понимание Библии и свой вариант взаимоотношений с Богом. Некоторые будут предлагать купить “ну очень хороший товар” с “очень хорошими скидками”, станут пугать вас клещами в матрасе и глистами в кишечнике. Потом попросят прийти на семинар и привести с собой друга. И, хотя речь пойдет не о Царствии Божием и не о том, что священники якобы учат поклоняться делам рук человеческих, а о сковородках, витаминах, моющих средствах, все же по степени назойливости и по силе смущения в душе вы поймете – это секта.
Раньше сектантами называли только протестантов. И правильно делали, поскольку они разбивают истину на “сектора” и занимают свою нишу, отделяясь “от единства веры” (Иуд. 1: 19). Но сегодня к понятию “секты” добавились секты тоталитарные, культы коммерческие, культы восточные и еще, наверное, кое-что, ускользнувшее от попадания в список. В сравнении с этими новейшими явлениями старые знакомые – протестанты – иногда выглядят почти что ангельски. И это тоже усложняет проблему.
Как относиться к сектам? Теоретически простой вопрос с таким же простым ответом.
В секты нельзя вступать – раз. Их нельзя бояться – два. С ними не надо спорить, учитывая крайне малую пользу подобных споров. Это – три. Бороться с ними, доказывать, сопротивляться могут немногие. Да и те, что могут, страдают от подобного общения.
Не надо также впадать в иллюзорное благодушие и говорить, что их надо любить. Дескать, Господь всех любит, и нам тоже надо.
Для начала поупражняйтесь в покаянии и приобретите твердое знание основ Православной веры. Учиться же любить надо начинать не с врагов веры, а с родни, да с сослуживцев, да с братьев и сестер по приходу. На них падает львиная доля нашего раздражения, осуждения, сплетен, злорадства и прочего. Укрываться за великими словами о любви ко всем негоже. Любящий всех человек подобен подвижнику, любящему даже паразитов, сосущих кровь из его незажившей раны, и воров, выносящих вещи из его келии. Вряд ли мы даже понимаем, что значит “любить всех”. А понимать надо. Духовные механизмы нужно постигать хотя бы для того, чтобы не цитировать Евангелие всуе.
Лучшее лечение — это профилактика. Лучшая защита — это информирование. Кто информирован, тот вооружен. Священникам на приходах предстоит не только обучать паству основам веры, но и информировать о новых угрозах, появившихся в непосредственной близости к приходу.
Церковное учительство — так называется наше оружие. Проповедь, беседа, увещание, призыв, предостережение, объяснение — вот из чего состоит это оружие, если мысленно разобрать его на части.
Следует также понимать, что сектантство — это не только принадлежность к одной из сект. Вначале, еще до попадания в секту, должна быть в душе, в характере человека некая склонность к сектантству. Склонность эта заключается в желании попасть в узкий круг “избранных и посвященных”. Еще – в неумении и нежелании замечать хоть что-либо доброе в тех, кто не принадлежит к “узкому кругу избранных”. Еще – желание учить, то самое “любоначалие” из молитвы Ефрема Сирина. Обязательно – страсть осуждать всех и вся. Без осуждения сектант – не сектант. Свою “посвященность” он должен созерцать на фоне “презренных профанов”.
Сектант по характеру чудовищно глух к голосу размышления, к вдумчивым вопросам. Он либо проповедует “свое” (которое у него вечно одно и то же, как заезженная пластинка), либо затыкает уши и убегает от собеседника. Нормально общаться, без подчинений и убеждений, он не умеет. Православные христиане тоже не избавлены от “психологической бациллы сектантства”. И когда мы видим, что Истина проповедуется или защищается неподобающим способом, то грусть рождается в душе. Грусть и смущение.
Я очень давно пришел к одной мысли и уже очень часто ее повторял, а именно — что угро
за оказаться в секте тем больше, чем менее культурен человек. Культурен не в смысле сморкания в платок и уступания даме места, а в смысле количества прочитанных книг, умения думать и разбираться в явлениях жизни. Чем больше хороших книг прочитал человек, чем более серьезную музыку он слушает, чем более глубокомысленная фильмография ему знакома, тем меньше шансов превратить его в распространителя сектантских листовок на улицах города.
Иначе человек становится плоским. Это не видно только слепому.
И плоский человек без мыслей, без идеалов, без высоких целей, с одними рефлексами и инстинктами, неизбежно будет уловлен если не в одни, так в другие сети. Человека нужно изменить в лучшую сторону ради его же безопасности. И это есть лучшая контрмера против умножающегося сектантства.

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика