Интервью с руководителем крестьянского фермерского хозяйства «Полина» (Богодуховский р-н Харьковской области)

— Римма Георгиевна, что повлияло на Ваш выбор профессии агронома?

— В семье нас с раннего детства приучали к труду. Я делала все по дому и на огороде. На летних каникулах всегда спешила пойти на работу в совхоз — полоть лук или грузить на машины зерно на току. Но мне очень хотелось стать доктором — нейрохирургом. Однажды отец сказал: «Чтобы поступить в медицинский, нужно дать взятку», — а денег в семье не было. И за три дня до окончания приема документов в институт я приняла решение (только потом поняла, что это было по воле Бога) поступать в Харьковский сельскохозяйственный институт имени В. В. Докучаева на агрохимический факультет.

— Что из себя представляет Ваше хозяйство?

— В1991 г. в Украине приняли Закон «О фермерском хозяйстве», и наш отец решил стать фермером. Наше фермерское хозяйство «Полина», названное в честь мамы, было зарегистрировано в1991 г. на площади50 га. В этом году мы надеемся отпраздновать 20-летие. Благодаря Господу Богу хозяйство за эти годы выросло, теперь возделывается уже550 гапахотной земли. Хозяйство специализируется на выращивании зерновых, бобовых и техничес­ких культур. В нем трудится семь человек, из них агроном, управляющий и бухгалтер имеют высшее образование.

— Вы с детства верите в Бога или пришли в Церковь позднее? И какое место в Вашей жизни занимает вера?

— Я родилась в селе, в семье коммуниста. Крестили всех нас, троих детей, тайно у бабушки во Львове, мама оттуда родом. В доме никогда не было икон, но все церковные праздники — годовые — почитались благодаря маме. Поскольку родилась я дома, без электричества, без помощи медицины, в 35-градусный мороз, то, наверное, Господу Богу было угодно, чтобы я появилась на свет и выжила. Но сознательно в храм я пришла лет десять назад. До этого Церковь ассоциировалась у меня с празднованием Пасхи. Мама всегда старалась освятить для семьи корзинку со всякими вкусностями. Сейчас я уже совершенно по-другому отношусь к понятиям «вера» и «Церковь». Пережив определенные тяжелые моменты в своей жизни, я пришла к выводу, что только вера в Спасителя душ человеческих помогла мне выжить и стать тем, кем есть я сейчас. После гибели сына я переехала жить в Киев. Благодаря благочестивым людям впервые пришла в Киево-Печерскую Лавру, в Трапезный храм. И могу сказать, что Церковь помогла мне выстоять и научиться жить заново. Я поняла, что без Церкви жить уже не смогу.

— Помогает ли Вам вера в Вашей работе?

— Специфика работы в аграрном секторе заключается в том, что необходимо постоянно контролировать процесс. После смерти отца руководство хозяйством мне пришлось взять на себя. Принять такое решение мне было очень непросто. Понимала, что прежде всего я — женщина, к тому же, живу за500 кмот хозяйства: попробуй уследи за всем! Скорее всего, в память об отце я не смогла отказаться от этой ноши. К этому решению я пришла после молитвы — на воскресной службе сказала себе: «Как Господу угодно, пусть так и будет! Я верю, что Господь не оставит ни меня, ни мое хозяйство». Став руководителем нашего маленького предприятия, я стараюсь не нарушать отцовских традиций. Так, в церковные праздники рабочие отдыхают, в поля никто не выезжает. Это было заведено еще при моем отце, несмотря на то, что он был коммунистом. Придя в Церковь, я стала молиться. Утром, читая молитвы, всегда прошу у Господа милости для рабочих, для коллег по работе, для родных и близких. После посевной мы проводим молебен о плодородии. Пользуясь случаем, хочу сказать большое спасибо нашему коллективу, который после смерти отца не предал меня, не опустил руки: на следующий день после похорон все вышли на посевную в страду и закончили ее вовремя. Выйдя к ним на поле, я, наверное, не понимала еще, что Господь мне готовит. Но я верю в то, что работать на земле — это дар Божий.

Я не могу сказать, что глубоко воцерковлена, но благодаря Церкви в работе с подчиненными я стала мягче, внимательнее к человеческим нуждам. Мне кажется, я стала добрее во всем. Иногда, конечно, меня «заносит», но я стараюсь просить прощения и идти на Исповедь. В своих молитвах я прошу, чтобы Господь давал мне по жизни и в работе порядочных людей. И, когда случаются какие-то недоразумения, я их списываю на «рабочие моменты». Мне так легче жить, с мыслью, что Господь все управит.

— Насколько правильна, с Вашей точки зрения, поговорка: «На Бога надейся, а сам не плошай»? Нужно ли управляющему фермерским хозяйством специальное образование? Кстати, какое образование у Вас?

— Народная мудрость права: Бог помогает тому, кто прилагает усилия. А что касается образования, то я считаю: в идеале, конечно, нужно! Но если человек имеет от природы качества руководителя, даже если он не получил высшего сельхозобразования, то руководить фермерским хозяйством он сможет. В сельском хозяйстве, чтобы быть специалистом,  самое главное — это желание, а потом, со временем, приходит опыт. У нас проводятся семинары, «дни поля», консультационные совещания в районных и областных управлениях агропромышленного комплекса. Я знаю многих людей, которые, не имея высшего образования, довольно успешно занимались и занимаются ведением фермерского хозяйства. Но это на уровне небольшого хозяйства. А если заниматься выращиванием сельхозкультур на площади более300 га, то там уже нужны знания агрономии и менеджмента.

Я имею три высших образования. Первое получила в1989 г. — агроном, агрохимик-почвовед. Второе образование — в1991 г., в том же институте им. В. В. Докучаева, только заочно, — экономист сельскохозяйственного предприятия. И уже в2010 г., в Киеве, я закончила факультет земле­устройства по специальности «земле­устройство и кадастр».

— Насколько взаимосвязаны качество сельхозпродукции и ответственность фермера?

— Поскольку, говоря «фермерское хозяйство», мы имеем в виду, что это что-то «свое» и «маленькое», то я думаю, что при производстве и продаже своей продукции на рынке фермер несет прямую ответственность за ее качество. Другой вопрос: имеет ли он возможность сделать свою продукцию качественной? Все мы знаем, что фермерское движение в нашей стране не особенно поддерживается правительством. Государственные дотации в последние годы прекратились. Однако общеизвестно, что сельское хозяйство в любой стране — это единственная отрасль, которая не может существовать без государственной поддержки. Именно из-за этих, а также некоторых других причин продукция наших фермеров не всегда соответствует нужному качеству. Но и ответственности с фермера я не снимаю. Как бы то ни было, он должен отвечать за качество выращиваемой продукции.

— Используете ли Вы химические удобрения и ГМО?

— В хозяйстве «Полина» на сегодняшний день используются удобрения: нитроаммофоска при посеве озимой пшеницы (в дозе по 1 ц/га) и аммиачная селитра при корневой подкормке (0,8–1 ц/га). При посеве яровых культур вносим по 0,5 ц/га нитроаммофоски. Из-за отсутствия животноводства мы используем технологию рассева соломы после комбайна и при этом вносим селитру. Потом дискуем, и получается мульча, которая перемешивается с удобрением. По составу получается тот же навоз. Что касается ГМО, то лично я противник всего, что с этим связано. Мы используем сертифицированные семена, имеющие сортовые свидетельства. Но проблема в том, что в нашей стране в настоящий момент существует только одна лаборатория, которая может определять в семенах ГМО. Поэтому здесь ответственность несут продавцы посевного зерна.

— Сейчас, когда люди в поисках работы покидают села и перебираются в город, Вы, наперекор современным тенденциям, стараетесь сохранить хозяйство. Наверное, это должно быть нелегко, откуда берете силы?

— Сегодня, в нынешних экономических условиях, очень трудно удержать управление сельскохозяйственным предприятием. Да и климатические условия в последние годы нас не радуют: то ливни, то засуха. Все это привело к тому, что большинство фермерских сельхозпредприятий по всей стране просто вынуждены были закрыться. Трудности коснулись и нашего хозяйства, но мы пока держимся. Сегодня сельским хозяйством занимаются либо миллионеры, либо альтруисты. Конечно, мне, как женщине, бывает очень нелегко. Часто одолевают грустные мысли. Но меня поддерживает вера, Церковь, мой духовник. Когда-то я спросила батюшку, не бросить ли мне колхоз, но он меня благословил искать хорошего инвестора и сказал, что растить хлеб — это по Божию благословению, поэтому мне нужно этим заниматься. Да и сама я чувствую, что это дано мне свыше.

Беседовала

монахиня Евтропия (Бобровникова)

 

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика