Франция и Крестовые походы

В 987 г. вo Франции произошла смена династии: умершему бездетным Людовику V Ленивому наследовал граф Парижа, герцог западных франков Гуго Капет, избранный феодалами при поддержке Реймского архиепископа Адальберона. Потомки Гуго — Капетинги (включая боковые ветви Валуа и Бурбонов) — правили страной вплоть до 1792 г.

Его внук Генрих I был женат на Анне, дочери Ярослава Мудрого. От этого брака родилось четверо детей, в том числе король Филипп I, на чьей (дошедшей до нас) грамоте в пользу аббатства святого Крепина в Суассоне стоит подпись Анны Ярославны — рядом с вензелем сына и крестиками неграмотных сановников. (По одной из версий, Евангелие на церковнославянском языке, на котором присягали в Реймском соборе французские короли, было ее личным.)

В 1054 г. происходит расцвет Клюнийского аббатства в Бургундии, выходцем из которого был папа Григорий VII, инициатор Григорианской реформы католицизма. Во многом базировавшаяся на фундаменте Клюнийской реформы (см.: «ЦПГ» № 20 за 2011 г.), она была направлена на устранение главного, по мнению реформаторов, бедствия для Церкви — узурпирования мирянами права инвеституры, т. е. введения духовного лица в должность, а также практики светского владения храмами, что порождало симонию — куплю-продажу церковных должностей.

Другой папа — выходец из Клюни, Урбан II, на созванном им в ноябре 1095 г. соборе во французском г. Клермоне объявил Крестовый поход против мусульман, пообещав его участникам отпущение грехов. В страстной проповеди он призвал способных носить оружие людей Франции, «которых Бог превознес перед всеми силою оружия и величьем духа», вырвать Святую Землю из рук турок-сельджуков. В результате Первого крестового похода Иерусалим и все восточное средиземноморское побережье были почти на два столетия отвоеваны. Духовным предводителем похода стал епископ Ле-Пюи Адемар де Монтейль, папский легат при крестоносцах. И, когда 1 августа 1098 г. епископ скончался во время эпидемии, «охватила великая скорбь воинство Христово, ибо папский легат был поддержкой бедным и советником богатым». В том же году на далекой родине Робер Молемский основал, с разрешения Лионского архи­епископа, в глухом лесу к югу от Дижона монастырь Сито, первый из монастырей нового ордена цистерцианцев. В последующие два века этот орден испытывал бурный рост, значительный вклад в который внес Бернар Клервоский, по имени которого орден часто называют бернардинцами.

Ряд деятельных и энергичных королей начинается в 1108 г. — с Людовика VI Толстого, воспитанного в монастыре Сен-Дени вместе с будущим его аббатом, Сугерием, ставшим ему верным помощником на всю жизнь. Король, опираясь на духовенство, повел решительную борьбу с произволом крупных феодалов, грабивших монастыри. Сугерием была построена базилика Сен-Дени, за что он был назван «отцом готического стиля в архитектуре». В 1147 г. король Людовик VII отправился в очередной поход (по настоянию папы и Бернара Клервоского, который позднее стал патроном нового духовно-рыцарского ордена, призванного защищать паломников в Святую Землю, и разработал его Устав). С той поры орден стали называть орденом Храма, а рыцарей — храмовниками (тамплиерами).

Бернар Клервоский, пользовавшийся колоссальным авторитетом в церковных и светских кругах, призывал к крестовым походам не только против мусульман, но и против язычников Европы, прежде всего полабских славян. А в 1209 г. целью крестоносцев стали земли феодалов Лангедока, где обосновались альбигойцы, или катары, — гностическая секта, родственная богомилам и павликианам христианского Востока. Санкционированный папой Иннокентием III поход против альбигойцев (1209–1229 гг.) стал Первым крестовым походом в христианские земли. Цветущие города этой наиболее развитой тогда части Европы подверглись чудовищному разорению. Например, после взятия крепости Безье все его население (не менее семи тысяч) было вырезано, хотя катаров в городе было не более 300 человек. Именно при взятии Безье папским легатом Арнольдом Амальриком была якобы сказана фраза: «Убивайте всех, Господь распознает своих!». Население сдавшегося без боя Каркассона не вырезали, но выпустили из города «в одних сорочках и портках».

Борьба с «опасной ересью» катаров долгое время была одним из главных мотивов политики римских пап. Иннокентием III в 1215 г. был создан особый церковный суд Католической Церкви под названием «Инквизиция», а Григорием IX в 1229 г. был учрежден церковный трибунал, которому было поручено «обнаружение, наказание и предотвращение ересей» в Провансе и Лангедоке. Инквизиция была передана папой доминиканскому и францисканскому орденам, независимым от местных епископов. Инквизиторы «кого не могли оторвать от безумия, сжигали огнем», передавая в руки светских властей, осуществлявших казнь. Особенно отличился в последнем орден доминиканцев, основанный Домиником де Гусманом Гарсесом.

Король Людовик IX Святой в 1244 г. тяжело заболел и дал обет возложить на себя крест. Крестовый поход (Седьмой), организованный им с благословения папы, был неудачен, король даже побывал в плену. После шестилетнего отсутствия он вернулся во Францию и ревностно принялся за государственные и церковные дела. Он, в частности, усердно воздвигал храмы: к его времени относится собор в Реймсе, где затем короновались его потомки, и готическая часовня-реликварий Сент-Шапель (Святая капелла) в Париже, украшенная замечательными витражами. Главной ее святыней был «терновый венец, обагренный кровью Христа», ныне хранящийся в Соборе Парижской Богоматери. Людовик при­обрел венец у латинского императора Балдуина II за огромную сумму в 135 тысяч ливров (при том, что постройка капеллы обошлась «всего» в 40 тысяч).

«Галльская Церковь». Авиньонское пленение пап. Религиозные войны (ХIV — ХVI вв.)

Внук Людовика IX, Филипп IV Красивый, захотел, при сохранении всей догматики Католической Церкви, максимальной независимости от папы в светских и отчасти в церковных делах (прежде всего, в вопросах доходов, суда и инвеституры). Бонифаций VIII утверждал противоположное мнение — о супрематии духовной власти над светской, «духовного меча» над «мирским», что привело к острому конфликту и затем длившемуся с 1309 по 1377 г. «Авиньонскому пленению пап», когда их резиденция находилась не в Риме, а в Авиньоне (тогда у самых границ Франции). На папском престоле в этот период пребывали французы, которые, по сути, являлись исполнителями воли французских королей. Это было крайним проявлением той политики, защищавшей «свободы и привилегии Галльской Церкви», которая наметилась еще при Каролингах, а в начале ХIV в. начала складываться в доктрину, получившую позднее название галликанства или галликанизма.

В 1377 г. папа Григорий XI вернулся в Рим. Через год он скончался, и последовал 40‑летний так называемый Великий западный раскол, когда и в Риме, и в Авиньоне, а одно время и в Пизе находились конкурирующие папы и антипапы, разделившие между собой весь католический мир. Французские короли правившей с 1328 г. династии Валуа, пользуясь усталостью знати и народа от этой папской чехарды, продолжали политику галликанизма, но тяжелейшая Столетняя война с Англией отвлекала их силы. В это время философско-богословское обоснование галликанства развивалось богословами Парижского университета.

В 1438 г. Карл VII созвал в г. Бурже собор французского духовенства, который издал «Прагматическую санкцию», воплощавшую декреты о реформе Церкви, принятые на Базельском соборе Католической Церкви. Санкция провозглашала полную независимость короля Франции от понтифика в мирских делах, устанавливала подсудность французского духовенства светскому правосудию и наделяла короля правами назначать своих кандидатов на церковные должности. «Прагматическая санкция» действовала менее 80‑ти лет. В 1516 г. папа Лев X и король Франции Франциск I подписали в Болонье конкордат, который носил компромиссный характер и в целом действовал до 1790 г. Согласно его положениям Франция отказывалась от тезиса о приоритете Собора, но король сохранял право пожалования церковных бенефициев и сбора доходов с епархий.

Франциск I вначале благодушно отнесся к разворачивавшейся в его владениях Реформации, но ближе к концу своего правления обрушил на «еретиков» — французских протестантов-гугенотов — массовые аресты и казни. Протестанты Франции были вынуждены уйти в подполье, их лидер — основатель кальвинизма Жан Кальвин — бежал в Швейцарию. Попытки запретить (под страхом смертной казни) протестантам исповедовать свою веру ни к чему не привели, и Карл IX 1 января1562 г. издал эдикт, разрешивший им отправление культа вне пределов городских стен. В марте того же года один из лидеров католической партии, герцог Франсуа де Гиз, устроил у Васси массовое избиение гугенотов, собравшихся для совершения богослужения. Это убийство послужило началом религиозных, или гугенотских, войн, одним из наиболее кровавых эпизодов которых стала знаменитая Варфоломеевская ночь — массовая резня гугенотов, устроенная католиками в ночь на 24 августа1572 г., в канун дня святого Варфоломея. По различным оценкам, тогда погибло от пяти до 30 тысяч человек, включая адмирала Гаспара де Колиньи, военного и политического предводителя гугенотов. Эти войны велись с переменным успехом и терзали Францию до 1598 г., когда завершились даровавшим протестантам свободу вероисповедания Нантским эдиктом. Он был издан взошедшим несколькими годами ранее на французский престол Генрихом IV Бурбоном. Генрих, ранее один из лидеров гугенотов, перешел ради короны Франции в католичество («Париж стоит мессы»), сохранив терпимость по отношению к бывшим единоверцам. Это, как и умелая политика его министра герцога де Сюлли, способствовало быстрому восстановлению экономики страны, в чем гугеноты играли видную роль.

«Старый режим» и Великая Французская революция

Но при его преемниках положение протестантов постепенно ухудшалось. Первый министр Людовика XIII кардинал де Ришелье взял приступом главную крепость гугенотов Ла-Рошель, принудив срыть другие крепостные укрепления, но не тронул их религиозной свободы, за что ярые католики наградили его прозвищем «кардинал гугенотов». Его сподвижник и преемник на посту первого министра кардинал Мазарини в целом продолжал такую политику.

Людовик XIV, получивший при рождении имя Луи-Дьедонне («Богоданный», фр. Louis-Dieudonné), резко изменил это положение. В конце концов, после многократных стеснений, протестантам было отказано в праве на свободное вероисповедание — в 1685 г. Нантский эдикт был отменен, что привело к эмиграции 200 тысяч гугенотов из Франции. В период правления «короля-солнце» новый подъем испытало галликанство. С ведома короля ассамблея французского духовенства приняла 19 марта1682 г. «Декларацию галликанского клира», повлекшую за собой затяжной конфликт с папой. Декларация, ставшая манифестом галликанства, была частично отменена 11 лет спустя, однако ее идеи оставались по­пулярными весь следующий XVIII в. Им противостояли «ультрамонтаны» — сторонники неограниченной власти римского папы в Католической Церкви.

В 1726 г. молодой Людовик XV фактически перепоручил управление государством своему воспитателю, кардиналу Андре-Эркюлю де Флери, который старался обеспечить мир стране, измотанной недавней войной за испанское наследство. Но, повзрослев и приняв бразды в свои руки, король прислушивался больше к фавориткам, чем к старому учителю. Вовлеченная благодаря новой пассии монарха — маркизе де Помпадур — в несколько войн, Франция понесла большие потери, лишившись в 1763 г. почти всех колоний. В управлении государством царил произвол и неразбериха, выражение короля «после нас хоть потоп» можно назвать девизом большей части его правления.

Людовик XVI, вступивший в 1774 г. на престол, отличался религиозностью, чистотой нравов, личной честностью, но уничтожить проникшие во все поры государства злоупотребления не сумел. В области религии важным было издание ноябрьского эдикта1787 г., давшего французам право открыто называть себя протестантами. Но, по словам французского историка Альфонса Олара, они и теперь «не могли отправлять свой культ публично, их ересь официально считалась как бы позором, который терпели, но скрывали, или, вернее, который только тогда и терпели, когда его скрывали».

В первые месяцы Великой Французской революции были упразднены феодальные права Церкви, привилегии иерархов, ежегодные платежи в пользу римской курии, а затем церковное имущество было национализировано. 12 июля1790 г. была принята «гражданская Конституция духовенства», что означало разрыв конкордата. Национальное собрание сохранило тогда за католичеством его место государственной религии, при терпимости к остальным верованиям. «Никто и не собирался тогда, в 1789 г., дехристианизировать Францию, — писал Альфонс Олар, уточняя в другом месте своей книги «Христианство и французская революция»: — Дехристианизация Франции, сначала под видом культа Ра­зума, затем в форме культа высшего Существа, началась в 1793 г., на втором году Республики… Эта опасная передряга, которую переживало христианство со времени культа Разума и высшего Существа, является наиболее выдающимся эпизодом в истории французской революции». Этот «выдающийся эпизод» стоил жизни по политическим обвинениям многим верующим.

После падения якобинской диктатуры в 1794 г. началось стихийное движение в пользу реставрации католицизма. А уже год спустя Конвент принял закон об общем управлении культов, который снова провозгласил принцип свободы культов и отделения их от государства.

Христианство во Франции с начала ХIХ в. до наших дней

15 июля1801 г. первый консул Наполеон Бонапарт заключил конкордат с Ватиканом. Папа добился признания католичества религией «преобладающего большинства французского народа», но не государственной, а Наполеон — признания перекройки епархий, секуляризации церковных земель и полицейского надзора за культом. В апреле следующего года были приняты «органические статьи», поставившие как католиков, так и протестантов под контроль государства. Последовал многолетний конфликт с римской курией, но все же 2 декабря1804 г. Пий VII короновал Наполеона в соборе Нотр-Дам. Причем папа совершил миропомазание, но императорскую корону Наполеон выхватил из его рук и возложил себе на голову сам. Впоследствии Франция аннексировала папские владения, папа отлучил императора (за что поплатился долгим пленом), а Наполеон аннулировал конкордат.

Только после реставрации Бурбонов, в августе1819 г. папа, ввиду медлительности в этом вопросе новых французских властей, объявил, что оставляет в силе конкордат с Францией1801 г. Любопытно, что восстановленный на троне Людовик XVIII оказался первым нарушителем старинной религиозной традиции: он так и не прошел обряда коронации.

Во время Июльской монархии (1830 г.) в католической партии шел ожесточенный спор между галликанами и ультрамонтанами, что подготовило усиление влияния католицизма в стране во второй половине века. Принятый два года спустя после революции1848 г. закон Фаллу о народном просвещении на несколько десятилетий поставил все учебные заведения Франции под контроль духовенства. Император Наполеон III в отношении Церкви также был верен себе — поддержав с целью захвата Савойи и Ниццы объединение Италии, он в 1867 г. не допустил отряды Гарибальди в Рим, сохранив папе его владения.

В это время сильный удар галликанизму нанес папа Пий IХ. На Первом Ватиканском соборе в 1870 г. был принят догмат Римско-Католической Церкви, утверждающий, что, когда папа определяет учение Церкви, касающееся веры или нравственности, провозглашая его ex cathedra (то есть, по учению РКЦ, как глава Церкви), он обладает непогрешимостью и огражден от самой возможности заблуждаться. Такое положение стало идейной победой ультрамонтанства (выступавшего за подчинение национальных католических Церквей папе), но ликвидация в том же году Папского государства в значительной мере ослабила это движение.

В 1882 г. был принят закон о светском характере начальной школы, из школ удалили распятия. Три года спустя были закрыты факультеты католического богословия. Папа Лев ХIII в 1892 г. энцикликой к французскому духовенству и ко всем католикам предписал им признать республику, но в том же году правительство прекратило финансирование католических семинарий, а во многих городах мэрии запретили проведение крестных ходов. В марте1903 г. ликвидировано большинство монашеских конгрегаций. А 9 декабря1905 г. был принят закон об отделении Церкви от государства, действующий до сих пор.

Тем не менее в ХХ в. именно во Франции происходило возрождение… Православия, связанное с русской диаспорой. Но не только. «Парижская школа» богословия — это и выходцы из России Владимир Лосский, протоиерей Иоанн Мейендорф, протопресвитер Александр Шмеман, и французы Оливье Клеман, Жан-Клод Ларше. Митрополит Евлогий (Георгиевский) создал Парижский Свято-Сергиевский православный богословский институт.

В 1960 г. была основана Корсунская епархия Московского Патриархата, которая объединяет приходы во Франции, в Швейцарии, Испании, Португалии и на Канарских островах. Ее центр — скромное Трехсвятительское подворье в Париже. Главной святыней храма является Иверская икона Божией Матери, вывезенная наполеоновским офицером из Москвы во Францию в 1812 г., а 120 лет спустя выкупленная у антиквара оставшимися верными Матери-Церкви прихожанами этого прихода во главе с епископом Вениамином (Федченковым), впоследствии митрополитом.

А современное состояние католичества в его стране определил в интервью сайту Белорусской Православной Церкви Чрезвычайный и Полномочный Посол Французской Республики в Республике Беларусь Мишель Ренери, человек глубоко верующий: «Эта “старшая дочь Церкви” сегодня стала «старой девой». Церковь во Франции потеряла свое влияние». Но, как подчеркивает посол, современные прихожане французских храмов остаются в Церкви не потому, что так было принято в их родительском доме или священник пригрозил адом, — это их личный свободный выбор.

 

Владимир Моисеенко,

Валерий Зал-Заде

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика