Какмы общаемся с детьми, когда они нас не слушаются? Чаще всего упрекаем, призываемк послушанию, дисциплине, порядку… В результате — новые ссоры и обиды. Это замкнутыйкруг.
ПЕДАГОГОТ БОГА
Профессорпсихологии МГУ Юлия Гиппенрейтер, автор бестселлеров «Общаться с ребенком. Как?»и «Продолжаем общаться с ребенком. Так?» дает простые советы.

Например, проверьте,есть ли у вас контакт с ребенком: сколько раз в день вы обращаетесь к нему с эмоционально-негативнымивысказываниями, сколько — с позитивными? Если вам не нравится его поведение, некритикуйте его, а скажите о своих чувствах. К примеру, вместо того чтобы сказать«Как ты мне надоел с этим беспорядком в детской», можно сформулировать иначе: «Сынок,меня очень расстраивает беспорядок в детской комнате». Или: «Доченька, меня огорчает,если ты не доедаешь кашу». Это не открытия Гиппенрейтер, она лишь собрала опыт многихевропейских, американских и отечественных психологов.

В биографиисвятого Силуана Афонского, написанной архимандритом Софронием Сахаровым, имеютсяинтересные данные об отце преподобного — простом русском крестьянине Иване Антонове.Но при внимательном прочтении оказывается, что Иван был хорошим психологом и мудрымпедагогом. Это яркий пример того, каким должен быть отец в верующей семье.

Воткак Иван Антонов сделал свое замечание сыну. «Семен (имя святого Силуана до пострига)<…> снова стал водить дружбу со своими сверстниками, гулять с девками за селом,пить водку, играть на гармонике, и вообще жить подобно прочим деревенским парням.Молодой, красивый, сильный, а к тому времени уже и зажиточный, Семен наслаждалсяжизнью.

В селе его любили за хороший миролюбивый и веселый характер, а девки смотрелина него, как на завидного жениха. Сам он увлекся одною из них, и прежде чем былпоставлен вопрос о свадьбе, в поздний вечерний час с ними произошло “обычное”. Замечательнопри этом, что на следующий день утром, когда он работал с отцом, тот тихо сказалему: “Сынок, где ты был вчера, болело сердце мое”. Эти кроткие слова отца запалив душу Семена».

Незнакомы были Ивану Антонову научные труды и методические разработки по психологиии педагогике. Но как его слова подействовали на сына! «Позднее, вспоминая отца,Старец говорил: “Я в меру отца моего не пришел. Он был кроткий и мудрый человек”».

«Уних была большая семья: отец, мать, пять братьев-сыновей и две дочери. Жили онивместе и дружно. Взрослые братья работали с отцом. Однажды, во время жатвы, Семенупришлось готовить в поле обед, была пятница, забыв об этом, он наварил свинины,и все ели. Прошло полгода с того дня, уже зимою, в какой-то праздник, отец говоритСемену с мягкой улыбкой: “Сынок, помнишь, как ты в поле накормил меня свининой?А ведь была пятница; ты знаешь, я ел ее тогда как стерву”. — “Что же ты мне не сказалтогда?” — “Я, сынок, не хотел тебя смутить”».

Критикачасто разъединяет людей. Ивану Антонову были дороги теплые и искренние отношенияс собственным сыном, и он сознательно отказался от критиканства и осуждения. СвятойСилуан всегда восхищался своим отцом: «Вот такого старца я хотел бы иметь: он никогдане раздражался, всегда был ровный и кроткий. Подумайте, полгода терпел, ждал удобнойминуты, чтобы и поправить меня, и не смутить». Но, очевидно, сила этого терпенияосновывалась на полном доверии Богу и любви к людям.
ПРИМЕРОТЦА И ТЕРПЕНИЕ МАТЕРИ

МитрополитЕвлогий (Георгиевский) — один из самых ярких иерархов русского зарубежья. Именноего патриарх Тихон назначил главным управляющим приходами Русской Церкви в Европе.

Скромность,рассудительность, административный талант, умение подбирать людей, христианскаятерпимость к инакомыслящим — откуда это все взялось во владыке Евлогии? В своихмемуарах он много теплых слов написал о своих родителях — простом сельском священникеСемене Ивановиче Георгиевском и его жене — Серафиме Александровне.

МитрополитЕвлогий вспоминал, что он был пятым ребенком в семье, первые четверо умерли в младенчестве.«Мать и меня считала обреченным: я родился тоже слабым ребенком». Серафима Александровнапоехала к старцу Амвросию Оптинскому, который благословил ребенка и утешил мать.«Будет жить», — сказал отец Амвросий матушке еще до того, как та начала объяснять,зачем приехала.

МатушкаСерафима и после пережила много трагедий — после Евлогия она родила еще девятерых,из которых трое умерли в раннем детстве. Но при этом она не только не теряла веры,но и не роптала на Бога. «Мать моя находила смысл жизни лишь в Боге и семье», —говорил владыка Евлогий.

Отецприучал сына к молитве собственным примером: «Бывало, засыпаешь, и в полусне видишь:отец перед иконами молится. Проснешься утром — он уже на молитве, правило свое читает».Эти строки из мемуаров митрополита дают очень четкий ответ на вопрос — откуда унего самого появилась вера. Пример отца очень много значит именно для сына. Чтоделает папа: сидит в компьютере, смотрит футбол по телевизору, пьет водку и ругаетмаму — или же молится перед иконами — это вполне может стать примером для подражанияребенку.

Будущийвладыка Евлогий с детства бывал в храме, уже в пять-шесть лет он боялся проспатьутреню. «Стихия церковных служб наполняла душу священной поэзией и радостью сопребыванияс людьми», — так объяснял для себя эту детскую любовь к службе сам владыка в своихвоспоминаниях.

(Следуетсказать, что вопреки расхожему представлению, будто богобоязненные дети сторонятсясверстников и не играют ни в какие игры, будущий митрополит с удовольствием бегалнаперегонки с другими сельскими мальчишками. Как видно из его последующей судьбы,детские игры ничуть не помешали его благочестию. Он выбрал путь монашества и полногослужения Церкви во времена, когда это считалось далеко не современным.)

Жиласемья очень бедно, отец вынужден был унижаться перед богатым селянином и выпрашиватьденьги в долг — для обучения детей. Но этим материальные проблемы не закончились.Кто-то из селян поверил клевете на священника и поджег его дом. После пожара семьявела полунищенский образ жизни. Ситуация изменилась только под старость — отцу Семенудали другой приход. А еще через несколько лет их сын смог купить родителям небольшойдом.

Отеци матушка владыки Евлогия дожили до глубокой старости. Их отпевал епископ и двасвященника — все их дети. Живой пример того, что родители смогли воспитать в детяхживую веру. Сам священник Семен, как выразился его сын, умер «славной смертью» —во время великопостного богослужения. Владыка искренне любил своих родителей и сумелвыразить эту любовь в своих воспоминаниях.
НЕПРОЩЕННАЯЗВЕЗДА
Как-томне пришлось наблюдать такую сцену. В пещерах Киево-Печерской Лавры впереди меняшла пара паломников — отец с сыном лет десяти. Отец рукой наклонял голову сына кмощам и приговаривал: «Целуй, это — святые мощи! Это тебе не футбол во дворе гонять!».

И приказнойтон, и странное противопоставление мощей и детских игр навели на грустные размышления:«Как будет вести себя парень, когда у отца не хватит сил наклонить его голову?».Насильно мил не будешь. И дело не в том, что в подобных случаях не появляется любви,а в том, что при этом рождается ненависть. Ненависть, которую потом очень трудноисцелить.
Яркийтому пример — история Джеймса Хэтфилда, лидера культовой рок-группы «Металлика».

Извсех рок-групп «металлического» направления «Металлика» одна выходит за рамки своегожанра. И здесь причина не только в красивых балладах, но и в остроте поднимаемыхмузыкантами тем. Это для советских слушателей «Металлика» была просто «тяжелым роком».А для американцев Джеймс Хэтфилд был кем-то вроде Юрия Шевчука, который еще в 1980-егоды (да и сейчас тоже) возмущался по поводу социальной несправедливости. Точнотак же и Хэтфилд поет о том, что в его стране «справедливость убита» и правосудиекуплено («Justice for all»); о том, что наркоман — это игрушка в руках кукловода(«Master of Puppets»).

В 1991г. группа выпустила свой самый успешный альбом, который превратил музыкантов изамериканских кумиров в мировых звезд. В этом альбоме есть несколько песен с религиознымитекстами, и одна из них открыто антихристианская — «Следуй за падшим богом». Еетекст переполнен кощунственными строчками, а основная идея перекликается с идеямиНицше о том, что христианство — религия слабаков.

Разговороб этом более чем спорном утверждении — тема отдельного материала. Но сейчас важнопонять другое — почему Хэтфилд написал эту песню.

В разныхинтервью музыкант рассказывает, что эту песню он написал, пытаясь вылечить себяот психологических травм, полученных в детстве. Его семья принадлежала к секте «Христианскаянаука». Одна из особенностей этой секты состояла в полном отрицании медицины. «Есликто-то заболел, Бог сам починит», — говорили детям родители. «Мои родители принадлежалик «Христианским ученым», которые не верили ни в каких врачей.

Мне было запрещенопосещать уроки здоровья в школе. У меня забирали учебники по этому предмету, говоря,что «это все хлам, тебе не нужно это знать, мы не ходим к докторам, и Бог починити исцелит тебя». И мне нужно было выходить из класса на этих уроках, а мне вследшептали: «Как ты можешь жить со всем этим?». Вы знаете, в возрасте семи лет этодействительно трудно — каждый раз объяснять, почему я не хожу на эти уроки. И этозаставляло чувствовать себя чужаком в этом мире…»

Когдамальчик чуть подрос, ему пришлось пережить новую душевную травму: его родители развелись.А когда Джеймсу было 16 лет, умерла его мать. И трагичность этой смерти была нетолько в том, что ушел самый близкий человек, но и в том, что мать знала о своейболезни, однако принципиально отказывалась лечиться. Она повторяла то, чему училадетей: «Если нужно, Бог починит»… Что происходило в душе 16-летного подростка приэтом? В подобной ситуации остаться верующим действительно очень тяжело.

«Неотвергай врача, ибо от Господа лечение», — говорится в книге Премудрости Иисуса,сына Сирахова. Эту книгу читают православные, и она мало известна в протестантскоммире. История Хэтфилда ярко показывает, что отрыв от христианской традиции приводитк тому, что уже дети сектантов вырастают противниками христианства. И родители музыкантабыли вне этой традиции.

Однакобыло бы неправильно изобразить Хэтфилда эдаким обидчивым подростком, который никакне может расстаться с душевными ранами прошлого. Позже он напишет песню «Мама сказала»— такую же искреннюю и честную, как многие его песни. В ней он вспоминает, как матьучила его жить, и как он хотел жить по-своему. И вот наконец, повзрослев, он возвращаетсядомой — просить у матери прощения. «Но все, что я вижу — это холодный камень». По-нашемуговоря — могильное надгробие.

Своейматери он посвятил и другую песню — «Пока оно спит», навеянную трагическими переживаниямиХэтфилда-сына после гибели матери от раковой опухоли.

Нафоне остальных рок-групп выделяются не столько сами эти песни, сколько темы. Досих пор о любви к матери представители тяжелых музыкальных направлений не пели.Здесь — один из самых известных рок-музыкантов написал песню-покаяние о том, чтонужно любить родителей. И как горько осознавать, что ты не успел сказать им о своейлюбви.

Я неставлю целью обелить Джеймса Хэтфилда. И все же Хэтфилд — один из самых глубокихмузыкантов в такой поверхностной рок-музыке, как американская. Для того чтобы понятьего мировоззрение, нужно подробно разбирать такие песни, как «Мой друг по несчастью»,«Непрощенный». Почему он называет себя непрощенным? И кем он не прощен? В многочисленныхинтервью и фанаты, и журналисты спрашивают его о гитарах, концертах, мотоциклах,но никогда — о текстах песен.

Хотя само ощущение себя непрощенным у музыканта непроходит уже много лет — он написал уже три песни с названием «Непрощенный», меняятексты и музыку, и добавляя цифры к названию «Unforgiven» — «Unforgiven 2», «Unforgiven3». В творчестве Хэтфилда больше вопросов, чем ответов.

Ноодно можно сказать точно. Заставлять ребенка верить — очень опасно. Если родителине научатся смотреть на мир его глазами и не научат любить Бога искренне, они рискуютне только своей судьбой. Любовь можно привить, взрастить, но не вбить клином.
Влад Головин
ОДИНЧАС РОДИТЕЛЬСКОГО ВРЕМЕНИ
Как-тораз один человек вернулся поздно домой с работы, как всегда усталый и задерганный,
и увидел,что в дверях его ждет пятилетний сын.

— Папа,можно у тебя кое-что спросить?
— Конечно,что случилось?
— Пап,а сколько ты получаешь?
— Этоне твое дело но, вообще-то, 500. А что?

— Пап…— сын посмотрел на него снизу вверх очень серьезными глазами. — Пап, ты можешь занятьмне 300?
— Тыспрашивал только для того, чтобы я тебе дал денег на какую-нибудь дурацкую игрушку?— закричал тот. — Немедленно марш к себе в комнату и ложисьспать!.. Нельзя же быть таким эгоистом! Я работаю целый день, страшно устаю, а тысебя так глупо ведешь.

Малыштихо ушел к себе в комнату и закрыл за собой дверь. А его отец продолжал стоятьв дверях и злиться на просьбы сына. «Да как он смеет спрашивать меня о зарплате,чтобы потом попросить денег?» Но спустя какое-то время он успокоился и начал рассуждатьздраво: «Может, ему действительно что-то очень важное нужно купить. Да ну их с ними,с тремя сотнями, он ведь еще вообще ни разу у меня не просил денег». Когда он вошелв детскую, его сын уже был в постели.

— Тыне спишь, сынок? — спросил он.
— Нет,папа. Просто лежу, — ответил мальчик.
— Я,кажется, слишком грубо тебе ответил, — сказал отец. — У меня был тяжелый день, ия просто сорвался. Прости меня. Вот, держи деньги, которые ты просил.

Мальчиксел в кровати и улыбнулся.
— Ой,папка, спасибо! — радостно воскликнул он.
Затемон залез под подушку и достал еще несколько смятых банкнот. Его отец, увидев, чтоу ребенка уже есть деньги, опять разозлился. А малыш сложил все деньги вместе, тщательнопересчитал купюры и затем снова посмотрел на отца.

— Зачемты просил денег, если они у тебя уже есть? — проворчал тот.
— Потомучто у меня было недостаточно. Но теперь мне как раз хватит, — ответил ребенок.
 — Папа, здесь ровно 500. Можно я куплю один частвоего времени? Пожалуйста, приди завтра с работы пораньше, я хочу, чтобы ты поужиналвместе с нами.
Какчасто мы за второстепенным не видим самого главного — детей, семьи, молитвы и дажесамого Бога. Но ведь жизнь человека определяется именно этими сакральными вещами.И спросит нас Господь не о суетном, а о нашей душе!
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика