«Дуэль Пушкина с Дантесом».
А Наумов, 1885 г.
Знаменитые стихи Михаила Лермонтова «Смертьпоэта» были написаны под непосредственным впечатлением от известия о гибели АлександраПушкина и сразу же разошлись в списках по Санкт-Петербургу. Новость действительномолниеносно облетела город (ведь о случившейся за два дня дотого дуэли и тяжелом ранении поэта все уже знали) и вызвала очень разнуюреакцию,
далеко не совпадавшую с разделением на классы и слои общества.
Городпревратился в бурлящий котел догадок, мнений, сопереживания, злорадства ипраздного любопытства, — все это вынудило Лермонтова ёнесколько дней спустядописать к своему стихотворению еще 16 гневных, осуждающих строк: о «жаднойтолпе» у трона гения, о неподсудности светских палачей, о Божием суде за «мыслии дела».

27января (8 февраля по н. ст.) 1837 г. на тогдашней окраине Санкт-Петербурга, врайоне Черной речки близ Комендантской дачи состоялась дуэль на пистолетахмежду камер-юнкером Александром Пушкиным и поручиком бароном Жоржем Шарлем деГеккереном (Дантесом). Пушкин был тяжело ранен в живот, у Дантеса оказаласьпрострелена рука. Через два дня поэт умер.

Хроникасобытий, предшествующих дуэли, изучена и расписана по дням благодаря похвальнойпривычке современников Пушкина вести постоянную переписку, дневники, писатьмемуары. По часам и минутам известно течение последних двух дней жизни поэта —сохранились записи лечащих докторов, бюллетени о состоянии умирающего, запискиблизких, друзей, знакомых с надеждами и вопросами. 

Сама смерть и последующееотпевание вызвали не только общественный, но и политический (в слухах иумонастроениях после смерти поэта власть улавливала намек на существованиетайного революционного общества, членом или главой которого мог быть Пушкин), имеждународный резонанс (на отпевании в полном составе присутствовалдипломатический корпус; один из посланников заметил, что здесь впервые узнал отом, что Пушкин — «ваша национальная гордость»).

Нопри точной определенности дат, фактов, личностей, даже слов — сама общаякартина, мотивация поступков, объяснение эмоций теряется во множестве теорий,начало которых было положено в тех самых письмах и мемуарах современников.События в семье Пушкина поначалу казались очевидными, неприлично открытыми,«сентиментальной комедией», поводом для светских сплетен и пересудов. Оченьнемногим были известны отдельные подводные камни этой истории, но заботамисамого Пушкина всей правды не знал никто.

Дуэльи смерть перевернули события вверх ногами. Задним числом вспоминались взгляды,жесты, слова. Вдруг становились известными новые детали, факты. В письмахблизкого окружения поэта начинает сквозить мотив семейной драмы как явнойпричины трагедии. Но что предполагалось под тайной причиной? Об интригах излобе света писали друзья поэта, писал сразу же Лермонтов. О личном внутреннем кризисеПушкина говорят отдельные тревожные наблюдения наиболее чутких его знакомых. Оцензурном и государственном давлении также было известно, хотя и не принятообсуждать вслух.

Показательно,что никто из действительно близких и долгое время знавших Александра Пушкиналюдей не захотел оставить свои мемуары. Писали письма, публиковали неизвестные материалы,устными советами и комментариями помогали первым собирателям воспоминаний опоэте. «Чтобы не пересказать лишнего или не недосказать нужного — каждый другПушкина должен молчать. По этойто причине пустьпишут о нем не знавшие его», — писал один из таких друзей Сергей Соболевский.

Легендапоэта жила уже тогда, тем ярче и величественней, чем дальше она находилась отцентра событий. Более того, отдельные витки этой легенды возникали вполнесознательно, стараниями друзей Пушкина (история о верноподданническихблагословениях Пушкина в адрес царя была составлена Жуковским, беспокоившимся осемье поэта и судьбе его произведений, на основе более приземленного обменазаписками, где Пушкин просил прощения за дуэль, а царь обещал позаботиться ожене и детях поэта), или же невольно, от собственного взгляда на ситуацию(знаменитая в советском пушкиноведении фраза Николая I «Пушкина мы насилузаставили умереть как христианина» отражала сугубо личное отношение царя, хотяЖуковский свидетельствует, что поэт пожелал исповедаться и причаститься вскорепосле того, как его привезли смертельно раненого домой).

Легендаотчасти заслоняла живую, неординарную и противоречивую личность АлександраПушкина, но именно она смогла противостоять бесконечным сплетням высшего светаи праздному любопытству в обществе. Свидетельства современников говорят о том,что непосредственно заклятых врагов и ненавистников у Пушкина было относительнонемного, впрочем, как и действительно верных, преданных душой и телом друзей.Остальные, с уклоном в одну или другую сторону оценки происходящего, обсуждалиновости, скупали книги умершей знаменитости, сочувствовали Пушкину по случаюсмерти, сочувствовали Дантесу по случаю решения военного суда о дуэли.
* **
Посуществующим законам, действовавшим со времен Петра I, участие в любыхпоединках, как непосредственное, так и в качестве секундантов, каралосьсмертной казнью, независимо от исхода дуэли. На них и опиралось предварительноерешение военного суда, но заключительное решение, предоставленное царю,предлагало смягченные меры, как для Дантеса, так и для секунданта ПушкинаДанзаса, «преступный же поступок самого камер-юнкера Пушкина… по случаю егосмерти предать забвению».

ЖоржШарль Дантес де Геккерен был разжалован в рядовые и под стражей выслан запределы России в конце марта того же года. Впрочем, дожил он до глубокойстарости, сделал блестящую политическую карьеру во Франции (был членом французскогосената, командором Почетного легиона при Второй империи), сотрудничал с русскимпосольством в Париже в качестве осведомителя, нажил большое состояние и спустямного лет говорил, что история с дуэлью обернулась ему на пользу, ибо в Россиион никогда бы не добился того успеха и благополучия, которые обрел во Франции.

Великийпоэт был убит обычной, непримечательной в своих карьерных стремленияхличностью. Для общества все произошедшее было трагической развязкой честнойдуэли, для Пушкина это была смертельная попытка разрубить гордиев узел.Попытка, о которой сто лет спустя другой великий поэт Александр Блок, выступаяна пушкинском вечере, скажет: «Поэт умирает, потому что дышать ему большенечем».
Екатерина Усачева
ВОДНИ ВЕЛИКОГО ПОСТА…
Отцыпустынники и жены непорочны,
Чтобсердцем возлетать во области заочны,
Чтобукреплять его средь дольних бурь и битв,
Сложилимножество божественных молитв;
Нони одна из них меня не умиляет,
Какта, которую священник повторяет
Водни печальные Великого поста;
Всехчаще мне она приходит на уста
Ипадшего крепит неведомою силой:
Владыкодней моих! дух праздности унылой,
Любоначалия,змеи сокрытой сей,
Ипразднословия не дай душе моей.
Нодай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья,
Дабрат мой от меня не примет осужденья,
Идух смирения, терпения, любви
Ицеломудрия мне в сердце оживи.
Этостихотворение написано Пушкиным в 1836 г. В его основу положена молитвапреподобного Ефрема Сирина.
НЕОБЫЧНЫЙПОЭТИЧЕСКИЙ ДИАЛОГ

А.С. Пушкин написал это стихотворение в день своего

29-летия,но опубликовал лишь через год.
Дарнапрасный, дар случайный,
Жизнь,зачем ты мне дана?
Ильзачем судьбою тайной
Тына казнь осуждена?
Ктоменя враждебной властью
Изничтожества воззвал,
Душумне наполнил страстью,
Умсомненьем взволновал?..
Целинет передо мною:
Сердцепусто, празден ум,
Итомит меня тоскою
Однозвучныйжизни шум.
МитрополитМосковский и Коломенский, святитель Филарет (Дроздов, 1782–1867), хорошознавший и высоко ценивший талант поэта, чтобы помочь ему преодолеть духовныйкризис, вскоре написал свой ответ.
Ненапрасно, не случайно
Жизньот Бога мне дана,
Небез воли Бога тайной
Ина казнь осуждена.
Самя своенравной властью
Злоиз темных бездн воззвал,
Самнаполнил душу страстью,
Умсомненьем взволновал.
Вспомнисьмне, забвенный мною!
Просияйсквозь сумрак дум —
Исозиждется Тобою
Сердцечисто, светел ум.
Вответ Пушкин написал стихи, посвященные
святителюФиларету:
Вчасы забав иль праздной скуки,
Бывало,лире я моей
Вверялизнеженные звуки
Безумства,лени и страстей.
Нои тогда струны лукавой
Невольнозвук я прерывал,
Когдатвой голос величавый
Менявнезапно поражал.
Ялил потоки слез нежданных,
Иранам совести моей
Твоихречей благоуханных
Отраденчистый был елей.
Иныне с высоты духовной
Мнеруку простираешь ты,
Исилой кроткой и любовной
Смиряешьбуйные мечты.
Твоимогнем душа палима
Отвергламрак земных сует,
Ивнемлет арфе серафима
Всвященном ужасе поэт.
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика