Если бы науки действительно взошли до своих начал, то приговор их был бы ценен; тогда это было бы то же, что голос Божий, ибо так как всякая наука обнимает какую-либо часть сущего, а часть сущего есть творение Божие и в законах своих являет определение воли Божией, то наука, взошедши до своих начал и до определения законов, действующих в известном круге бытия, указывала бы нам точные определения воли Божией, повиноваться которым есть неотложный закон для всякой разумной твари. 

КОГДА МОЖНО ЖИТЬ ПО НАУКЕ?
Было время, когда научники опирались более на разум и все твердили: «Разум требует того-то, разум не согласен на это». Ныне оставили разум в покое и стали ссылаться все на науку. Наука стала госпожою и повелительницей, пред которою все обязано преклоняться. А что такое наука? Нет ни одной науки сколько-нибудь сформировавшейся.

Всякая наука еще саму себя ищет; факты, относящиеся к кругу каждой из них, не собраны и не разобраны как следует, а об открытии причинных отношений и, тем более, об определении начал каждой науки еще нет и помину. Ни одна наука самой себе еще не госпожа — как же ей повелевать другими? Есть книги, в которых научники излагают свои воззрения на науку, но это далеко не то, что сама наука. Воззрения научников — их собственное дело; потому-то и неуместна фраза: «наука требует», а вернее: «тот и тот так на это смотрят».

Если бы науки действительно взошли до своих начал, то приговор их был бы ценен; тогда это было бы то же, что голос Божий, ибо так как всякая наука обнимает какую-либо часть сущего, а часть сущего есть творение Божие и в законах своих являет определение воли Божией, то наука, взошедши до своих начал и до определения законов, действующих в известном круге бытия, указывала бы нам точные определения воли Божией, повиноваться которым есть неотложный закон для всякой разумной твари. 

Тогда каждая наука была бы как бы одною из книг Священного Писания, содержащею Божественное Откровение, а все науки в своей совокупности — Библией, Откровением Божиим в естестве вещей; тогда было бы у нас две Библии: одна писаная, а другая не писаная, но содержащаяся в бытии вещей. По идее -то оно действительно так, что наука могла бы требовать послушания и покорности, но на деле, как оно есть теперь, она того не стоит. Будет  ли когда-нибудь стоить — неизвестно, но теперь ссылаться на нее — дело не правое.

В ОТНОШЕНИИ К НАУЧНОМУ ОБРАЗОВАНИЮ
Спрашивается, как должен держать себя христианин в отношении к внешней мудрости, или к научному образованию?

Избирай нужнейшее.

Из предметов сей мудрости избирай нужнейшее по твоему состоянию, то особенно, к чему чувствуешь себя привязанным, равно как и то, в чем преимущественно надлежит нужда братиям твоим, христианам.

Внеси православные начала.
А в образе исследования старайся начала каждой изучаемой тобою науки освятить светом небесной мудрости или даже внесть их туда из сей области.

Гони неправославные начала.
Других же начал, неприязненных ей, не только не должно принимать, но надо гнать их и преследовать.

Расширяй наблюдения и умовые познания.
Вообще, нисколько не противно расширять круг своих познаний о вещах по наблюдениям и соображениям ума… Должно только, чтоб это делалось, когда уже обладается мудрость истинная.

Делай веру господственной — а науку подчиненной.
Ибо сия, как вечная, небесная и Божественная, должна быть начальственною, а та, как гожая только на время, должна быть подчиненною.

Не позволяй гордиться ни науке, ни себе ее ради.
По сей же причине никогда, ни словом, ни мыслию не должно придавать последней некоторого безусловного значения, не ставить ее вверху, а представлять пресмыкающеюся долу, как и есть, и не позволять гордиться ни ей, ни самому ради нее.

Не терзайся невысокими научными способностями.
Еще одно замечание о мере способностей. Мера способностей — от Бога. Потому прими ее с благодарностью и довольством, но никак не терзайся, если она не слишком высока. Нужное и существенное всякий способен знать. Особенные научные познания не для всех. На то рождаются особые люди, которым они поручаются Богом и с которых взыщется их благосостояние и доброта. Впрочем, нередко Сам Бог уступает вере и исканию любящих Его и разверзает благословением то, что закрыл в рождении.

Трудись и молись для их возвышения.
Отсюда — трудись, ибо и трудом возвышаются силы, а главное — ищи и молись. Кто веровал и постыдился? Но при том все же предавайся Богу, ибо Он лучше знает, что для нас спасительно.

Сокрушайся нерадению, восстанови расстроенное.
Если же окажется, что слабость познания и сил зависит от нас, от нашего нерадения и разврата, то надобно сокрушиться о том, а по сокрушении позаботиться всевозможно восстановить расстроенное.

***

«Есть три разряда людей: одни обрели Бога и служат Ему — люди эти разумны и счастливы. Другие не нашли и не ищут Его — эти безумны и несчастны. Третьи не обрели, но ищут Его, — это люди разумные, но еще несчастны».
Блез Паскаль (1623–1662), физик, математик и религиозный философ
«Объяснить происхождение жизни на земле только случаем — это как если бы объяснили происхождение словаря взрывом в типографии…».
Чарльз Дарвин (1809–1882), естествоиспытатель
«Чудесное устройство космоса и гармония в нем могут быть объяснены лишь тем, что космос был создан по плану всеведущего и всемогущего существа. Вот — мое первое и последнее слово».
Исаак Ньютон (1643–1727), физик и математик
«Я поражаюсь, почему люди предпочитают блуждать в неизвестности по многим важным вопросам, когда Бог подарил им такую чудеснейшую книгу Откровения?»

Майкл Фарадей (1791–1867), английский физик и химик

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика