«Жертва Ноя», Джеймс Тиссо
Национальная кухня многих народов включает пищу, приготовленную из крови животных. Этот факт часто смущает верующих, так как в Священном Писании Ветхого и Нового Заветов, а также в канонах Церкви содержится запрет на употребление крови в пищу.
Впервые это предписание упоминается в книге Бытия (9: 4), когда Господь, заключающий завет с Ноем, повелевает: «плоти с душою ее, с кровью ее, не ешьте», и затем неоднократно повторяется в книгах Ветхого Завета (Лев. 3: 17; Втор. 12: 16; Втор. 12: 23; Лев. 17: 11). 

Целесообразно привести полностью текст из книги Левит: «чтобы приводили сыны Израилевы жертвы свои, которые они закалают на поле, чтобы приводили их пред Господа ко входу скинии собрания, к священнику, и закалали их Господу в жертвы мирные; и покропит священник кровью на жертвенник Господень у входа скинии собрания и воскурит тук в приятное благоухание Господу, чтоб они впредь не приносили жертв своих идолам, за которыми блудно ходят они. Сие да будет для них постановлением вечным в роды их. 

Еще скажи им: если кто из дома Израилева и из пришельцев, которые живут между вами, приносит всесожжение или жертву и не приведет ко входу скинии собрания, чтобы совершить ее Господу, то истребится человек тот из народа своего. 

Если кто из дома Израилева и из пришельцев, которые живут между вами, будет есть какую-нибудь кровь, то обращу лицо Мое на душу того, кто будет есть кровь, и истреблю ее из народа ее, потому что душа тела в крови, и Я назначил ее вам для жертвенника, чтобы очищать души ваши, ибо кровь сия душу очищает; потому Я и сказал сынам Израилевым: ни одна душа из вас не должна есть крови, и пришелец, живущий между вами, не должен есть крови. 

Если кто из сынов Израилевых и из пришельцев, живущих между вами, на ловле поймает зверя или птицу, которую можно есть, то он должен дать вытечь крови ее и покрыть ее землею, ибо душа всякого тела есть кровь его, она душа его» (Лев. 17: 5–13).

Из процитированного текста ясно: запрет на употребление крови в пищу связан с утверждением, что «душа тела в крови» (Лев. 17: 11) (см. также: Втор. 12: 23: «кровь есть душа»), т. е. кровь является действующей жизненной силой, приводящей организм в движение. 

Следует обратить внимание на слова «Я назначил ее вам для жертвенника, чтобы очищать души ваши, ибо кровь сия душу очищает» (Лев. 17: 11). Далее идет собственно запрет на употребление крови в пищу. Итак, очевидно, что запрет на употребление крови в пищу носит, прежде всего, не кулинарное, а религиозное обоснование.

Интересно отметить, что за поедание тука (жира), который предназначен в жертву, полагается такое же наказание, как и за употребление в пищу крови: «Ибо, кто будет есть тук из скота, который приносится в жертву Господу, истребится душа та из народа своего» (Лев. 7: 25) (сравните с Лев. 17: 10).

В Новом Завете, в 15й главе Деяний святых апостолов, этот ветхозаветный запрет подтвержден. Вообще, вся глава повествует о важнейшем моменте ранней христианской истории — об отношениях обращенных из язычества с христианами из иудеев («Тогда восстали некоторые из фарисейской ереси уверовавшие и говорили, что должно обрезывать язычников и заповедовать соблюдать закон Моисеев» (Деян. 15: 5)). 

В результате возникшего спора было постановлено «не затруднять обращающихся к Богу из язычников» (Деян. 15: 19) и далее предписано «воздерживаться от идоложертвенного, и крови, и удавленины, и блуда, и не делать другим того, чего себе не хотите» (Деян. 15: 29).

Почему из всего многообразия ветхозаветных запретов были выбраны именно эти? Вероятно, ответ состоит в том, что они максимально подчеркивали отличие ветхого Израиля от язычников (см.: Втор. 18: 9). 

Однако и Новый Израиль, Церковь Христова, должен уклоняться от того образа жизни, который ассоциируется с чревоугодием, грубостью и похотью — с языческим образом жизни. А ветхозаветное религиозно-культовое значение крови в Новом Завете рассматривается как прообразовательное: кровь являлась прообразом крови Христа, пролитой Им на Кресте за спасение мира (см.: 10-я глава Послания к евреям).

Запрет на употреблении крови животных в пищу был подтвержден 63-м Апостольским правилом, 67-м правилом Трулльского собора, а также 58-й новеллой византийского императора Льва VI. Причиной подтверждения этого предписания несколькими правилами стало широкое употребление христианами крови животных в приготовлении еды. 

Причем многие считали, что не нарушают запрет Писания, когда готовят пищу не из крови, но с использованием крови. Вальсамон, толкуя 67-е правило Трулльского собора, так пишет об этом: 

«Некоторые, хотя не ели крови, но приготовляли некоторые снеди из других веществ и из крови, и говорили, что они соблюдают постановление божественного Писания потому, что не ели крови непосредственно», и далее уже о своем времени (ХII в. — игум. С.) говорит: «И жители Адрианополя (ныне турецкий г. Эдирне — игум. С.), как слышу, употребляют кровь животных в некоторых снедях». 

С уверенностью можно утверждать, что в данном вопросе такие толкователи правил, как Иоанн Зонара, Алексий Аристен, Феодор Вальсамон, епископ Никодим (Милаш), сходятся во мнении: в пищу нельзя употреблять кровь и блюда, приготовленные с каким бы то ни было использованием крови.

Если задаться вопросом, можно ли применять лекарственные препараты, ингредиентами которых является кровь животных (например, гематоген), то необходимо понять, что Писание и каноны запрещают употребление крови в пищу, так как кровь носила сакральное значение и предназначалась для жертвенника, а также потому, что это служит чревоугодию (в Славянской кормчей так и сказано: «Неции убо угождения ради чревного, кровь коего либо животного, хитростию некоею сотворяют снедну»).

Лекарственные средства, очевидно, не есть пища, и тем более — услаждающая чрево. Употребление каких бы то ни было препаратов (в том числе таких, как гематоген) также не является участием в религиозной практике. Исходя из этого, можно сделать вывод: в использовании этих лекарств нет ничего предосудительного.

В заключение отметим, что подобного рода вопросы требуют, конечно, более широкого обсуждения, и высказанная точка зрения является частным мнением.
Игумен Сильвестр (Стойчев)

***
Жертвоприношение установлено Богом со времени падения и в Ветхозаветной Церкви состояло главным образом в крови, коей сила зависела не от ее вещества, а от особенного отношения к Господу Иисусу Христу, имевшему пролить кровь Свою за живот мира; ибо сие есть единая равночестная Богу жертва.
Святитель Феофан, затворник Вышенский
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика