Франко Нембрини, директор школы Ла Трачча (Бергамо, Италия), отец четырех сыновей, посетив недавно московский культурный центр «Покровские ворота», поделился оригинальным христианским взглядом на воспитание.

«ПОКАЖИТЕ, ЧТО БЫЛ СМЫСЛ ПРИХОДИТЬ В ЭТОТ МИР»
В основе подхода Нембрини к воспитанию лежит его собственный опыт. Жизнь убедила Франко, что проблемы воспитания — не в детях, а во взрослых. Он считает, что детям нужно одно — видеть взрослого, который переживает «положительный опыт бытия».

«Человек, в отличие от животных, дает своим отпрыскам не только жизнь в физическом смысле, — поясняет Франко, — но и смысл жизни, а именно — чувство ее величия и благости». Острота проблемы воспитания особенно чувствуется сегодня. Но неверно видеть проблему в новом поколении: наши дети пришли в этот мир так же, как и мы, как наши родители. Бог тоже дает им жизнь: у них есть сердце, есть желание все объять; их привлекают вещи, реальность — они желают познать ее, любить ее, хотят познать, что жизнь — это благо.

Глядя вокруг, они желают найти того, кто покажет, что жизнь — «положительна». Уже в материнской утробе ребенок предчувствует это. «Постепенно мы начинаем думать, что воспитание — это слова, что мы должны убедить ребенка в своих идеях или правильности своих правил, — сетует Нембрини. — На самом деле, ребенок просит одного: “Дорогая мама, дорогой папа! Покажите, что был смысл приходить в этот мир”».
ВОСПИТАНИЕ КАК ПЕРЕДАЧА НАШЕГО ОПЫТА СЧАСТЬЯ
Дети с рождения прекрасно выполняют свой долг. Он заключается в том, чтобы смотреть. А что они видят? Каких взрослых? Рано или поздно любой ребенок спрашивает: «Папа, почему я должен делать то, что ты говоришь, почему я должен быть добрым, честным?». Ответом может быть только свидетельство нашего собственного счастья.
«ОТЕЦ ЗАНИМАЛСЯ СВОЕЙ СВЯТОСТЬЮ, А НЕ МОЕЙ»
Франко Нембрини родился в очень простой семье. Мать —крестьянка, отец — рабочий, а сам он — четвертый из десяти детей. «Можно сказать, что моему отцу “не повезло”: человек, больной склерозом, с десятью детьми. Он был из тех, кто произносит три слова за неделю, — смеется Нембрини. — Но я помню, что, когда был ребенком, мечтал быть таким, как мой отец. Однажды, будучи взрослым, я при переезде нашел тетрадь, в которой лет в 12 собирался написать то ли стихотворение, то ли молитву… Я написал только первую фразу: “Господи, дай мне быть таким, как мой отец”.

Почему мальчик в 12 лет хочет быть таким, как отец? Я думаю, это потому, что мой отец знал вещи, которые знать важно: о жизни, о смерти, об истине и о лжи. И благодаря этому я мог доверять жизни. Я буду всегда благодарен отцу за то, что он занимался своей святостью, а не моей, — заключает педагог. — Он жил настолько истинно, что мы, его дети, могли это увидеть».
«ТЫ НЕ ДОЛЖЕН СТАТЬ ЛУЧШЕ, ЧТОБЫ Я МОГ ТЕБЯ ЛЮБИТЬ»
«Я думаю, что мы действительно любим наших детей, но мы ошибаемся в том, как их любить. Мы утверждаем: “Я тебя люблю”, это для нас само собой разумеется. Однако потом, в повседневной жизни, мы как бы добавляем: “Да, я тебя люблю, но…”. Получи хотя бы четверку по физике, мой хоть иногда посуду и т. д.

Неверно не то, что мы требуем от детей чего-то, а то, что у нас растут дети, которые считают, что они всегда чем-то “не подходят”», — поясняет Нембрини. Отсюда — проблемы молодежи нашего времени: страх перед жизнью, трудности в отношениях с реальностью, неуверенность в принятии решений.

«Один молодой человек, — рассказывает Франко, — подверженный паническим атакам, как-то сказал мне: “Наше поколение нуждается только в одном — в месте, где никто не испытывал бы отвращения к тому, какими мы являемся”. Он выбрал такие слова, а я бы сказал — “в милосердии”, “в прощении”. Хотя бы родители должны иметь такое расположение: “Я отдал бы жизнь за тебя прямо сейчас, за такого, какой ты есть. Ты не должен стать лучше, чтобы я мог тебя любить”. Думаю, это и есть христианство. Только в таких условиях дети находят в себе силы, чтобы меняться».
Мария Сидорова, pravmir.ru
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика