Фигуры апостолов Петра и Павла в современном православном сознании сплелись в стойкий диптих, в котором образы на иконах и в светской живописи отличаются друг от друга определенными внешними чертами и некоторыми привычными атрибутами.
Однако эта традиция утвердилась не сразу и имела многочисленные культурно-исторические вариации.
Под иконографией традиционно понимают совокупность изображений определенного лица или конкретного сюжета. Тогда как в искусствоведении понятие “иконография” имеет более точное определение — изображение и систематизация типологических признаков и схем, обычно используемых при воссоздании определенных фигур или сюжетных сцен. 

Прежде всего это касается религиозных образов. Так, любой образ святого на иконе должен быть сразу узнаваем и правильно понят, поэтому, кроме характерных черт внешности, изображение должно содержать атрибуты, которые позволяли бы определить, к какому разряду, или чину, святых (праотцев, пророков, апостолов, мучеников и т. д.) он принадлежит.

Перекресток жизненных путей
Жизненные пути святых апостолов Петра и Павла во многом можно назвать противоположными. Петр был сыном рыбака Ионы. И, когда вырос, тоже стал рыбаком, как и его брат Андрей. Петр — один из первых и любимых учеников Иисуса Христа, его верный спутник, очевидец Преображения и многих чудес. Петр знал, что такое слабость, которая вынуждает отречься от своего Учителя, однако знал также, и что такое искреннее раскаяние. Петра часто называют “апостолом для иудеев”, более того, как сказано в Послании апостола Павла к Галатам, Петр долгое время был убежден, что Благая Весть предназначена прежде всего и едва ли не исключительно для иудеев. 

Из-за этого между Петром и Павлом возникло разногласие, когда оба были в Антиохии. Большую часть апостольских путешествий Петр совершал из Иерусалима по территории современного Ближнего Востока и Восточного Средиземноморья, но умер в Риме на кресте. Причем, согласно Преданию, просил повесить его вниз головой, поскольку считал себя недостойным принять смерть подобно Господу.

Павел, хотя тоже был иудеем, имел от рождения римское гражданство, которое давалось лишь при условии достаточно высокого социального статуса семьи. Павел вырос в одном из центров эллинистической культуры, однако был воспитан в традициях фарисейского благочестия, изучал “Тору” и ее толкование, готовился стать раввином. Павел никогда не видел Иисуса Христа при жизни и был одним из самых жестоких гонителей первых христиан. Чудесное преображение Павла произошло уже после гибели первомученика Стефана. 

В отличие от Петра, Павел обращал свою проповедь прежде всего к язычникам и, вопреки Петру, считал ненужным для новообращенных христиан соблюдать обычаи и обряды иудаизма. Апостольские путешествия Павла охватывали почти все Средиземноморье, а его проповеди трогали сердца не только простых людей, но и книжников, и знати. Подобно Петру, Павел принял мученическую кончину в Риме во времена правления Нерона, однако его не распяли, а, как римскому гражданину, отрубили голову мечом.

Несмотря на различные характеры, воспитание, социальные и культурные условия жизни, внешние обстоятельства обращения, служения и смерти апостолов Петра и Павла, их судьбы демонстрируют своеобразную внутреннюю симметрию. Оба, приняв учение Иисуса Христа, изменили свои имена: рыбак Симон стал Кифой, или по-гречески — Петром; книжник Савл стал Павлом. 

Оба пришли ко Христу в зрелом возрасте. Оба были харизматическими лидерами и пылкими проповедниками. Апостольские путешествия Петра и Павла сопровождались многочисленными трудностями, арестами и чудесными освобождениями, исцелениями больных, устройством христианских общин. Упомянутый спор в Антиохии подтолкнул Петра к осознанию ошибочности своей позиции, поэтому оба апостола принадлежали к первым, кто крестил язычников и наставлял их в вере.

В конце жизни судьбы апостолов переплелись особенно тесно. Их считают основателями Церквей в Антиохии и Риме. Хотя апостола Петра почитают как первого епископа Антиохии и первого епископа Рима, Предание свидетельствует об исключительной важности обоих апостолов в развитии этих Церквей. Петра и Павла казнили в Риме если и не в один день, то в один достаточно короткий период — в 60-х годах І века н. э. Почитание апостолов началось сразу после их смерти и, что характерно, оно сразу имело тенденцию к их объединению. А уже с IV в. память первоверховных апостолов Петра и Павла официально празднуют в один день — 29 июня (12 июля по н. ст.).
Путь к иконографическому канону
В Новом Завете ничего не сказано о внешности апостолов, но воспроизведены черты характера — прямолинейный вспыльчивый Петр и серьезный рассудительный Павел. Первые столетия жизни Церкви отмечены запретами и преследованиями ее, поэтому воспроизводить святые лики было опасно — приходилось прибегать к символам. Среди относительно немногочисленных изображений в катакомбах III–IV веков н. э. (катакомбы Домитиллы, Прискиллы, Петра и Марцелина и др.) достаточно часто встречается образ юных и безбородых апостолов во главе с юным Иисусом Христом. 

Однако находят также изображения апостолов с характерными чертами внешности, а в отношении Петра и Павла, очевидно, можно говорить о портретном сходстве их изображений, поскольку первоверховные апостолы на разных рисунках были воспроизведены в целом однотипно: Петр — с широким лицом, короткими кудрявыми седыми волосами и круглой короткой бородой; Павел — с удлиненным лицом, голова спереди без волос, а борода длинная, прямая и темного цвета.

Самым древним из известных образов этого типа является бронзовый медальон из катакомб Домитиллы, датируемый первой половиной ІІІ в. Однако ненамного моложе другие подобные ему (писанные и вырезанные на камне) изображения. Более того, портретные характеристики, которые полностью отвечают названным, можно найти в апокрифе. Например, в “Деяниях Павла и Феклы” апостол Павел изображен как мужчина “низкорослый, лысый, с ногами кривыми, с осанкою достойною, со бровями сросшимися, с носом, немного выступающим, полным милости”. 

Поэтому вполне можно согласиться с Евсевием, который говорит об изображениях Петра и Павла как о портретах, считая, что первые христиане сохранили образы святых. Возможно, он имел в виду предание, согласно которому евангелист Лука написал не только первую икону Богородицы, но и первую икону апостолов Петра и Павла.

Также с первых веков христианства существует традиция изображать апостолов в античных одеждах (хитоне и гиматии), босиком или в сандалиях. Характерны также цвета одеяний апостолов: синий хитон и гиматий цвета охры у Петра, гиматий вишневого цвета — у Павла. На катакомбных рисунках апостолы часто были изображены с общими для всех апостолов атрибутами: со свитком — образом христианского учения; крестом — орудием победы над смертью; венком — символом победы. 

Иногда апостолов изображали с предметами, отражающими определенные эпизоды их жизни. Так, апостол Петр изображался с рыбой или ключами (как напоминание слов Спасителя “…дам тебе ключи от Царствия Небесного” (Мф. 16: 19)). Однако начиная с IV в. образ каждого апостола постепенно приобретает особый тип воспроизведения и характерные атрибуты. Для Петра — ключи, для Павла — книга или свиток, символизирующий 14 посланий апостола, вошедших в Новый Завет.

Из всех апостолов иконописное изображение Петра и Павла, бесспорно, встречается чаще всего. Кроме традиционных изображений Господа Иисуса с учениками, популярной была также композиция “Дарование Закона”, где по обе стороны от Христа изображали Петра и Павла, которые вдвоем символизировали полноту Церкви (поскольку Петр проповедовал иудеям, а Павел — язычникам). Собственно, уже начиная с IV в. совместное изображение апостолов Петра и Павла как символ соборности Церкви приобретает повсеместное распространение.

В период раннего Средневековья иконописный канон Петра и Павла формируется окончательно, однако в дальшем в разных конфессиях приобретает новые черты.
Первоверховные апостолы в православной иконографии
Сначала в Византии, а затем и на Руси образы Петра и Павла становятся обязательной составляющей фресок и икон православного храма. На фресках и мозаиках храмов по большей части воспроизводятся новозаветные сюжеты из жизни апостолов. Что же касается Святого Предания, то к нему обращаются тогда, когда речь идет об обстоятельствах мученической кончины святых. Одним из таких мотивов является встреча Петра и Павла в Риме незадолго до казни. 

Петр и Павел изображены с характерными внешними чертами, но без обычных атрибутов, они обнимают друг друга и смотрят друг другу в глаза. Такие изображения сохранились с XII в. как на мозаиках (например, работа византийских мастеров в Палатинской капелле на Сицилии), так и фресках (в Ватопедском монастыре на Афоне). Очевидная трогательность сцены привела к тому, что этот образ, нередко укороченный до бюста, стал самостоятельной иконой, малоизвестной в древние времена на Руси, но весьма распространенной в Византии.

Более известным в Киевской Руси становится образ Петра и Павла, стоящих рядом в полный рост, слегка обращенных друг к другу. Такими являются мозаики XI в. в соборе святой Софии в Киеве (правда, до наших дней сохранилось только оригинальное мозаичное изображение апостола Павла до пояса). К этому же типу относится и самая древняя из известных в настоящее время православных русских икон Петра и Павла из собора святой Софии в Новгороде.

Искусствоведы датируют ее концом XI в., однако, по преданию, эту икону Владимир Креститель привез из Корсуни в Киев и только затем ее передали в Новгородский собор. Апостолы изображены согласно каноничным прорисям внешности и с традиционными атрибутами, их глаза обращены к образу Нерукотворного Спаса вверху иконы. В целом, невзирая на то, что икона дошла до нас в редакции (на протяжении веков ее множество раз обновляли, дописывали, “реставрировали”) XVI в., она, бесспорно, принадлежит к образцам византийской живописи.

Существовал также другой тип иконографии Петра и Павла — апостолы изображались рядом, обращенные к зрителю, однако этот тип не приобрел широкого распространения. Каноном для православной иконографии Петра и Павла послужила именно икона из Новгородского собора. Со временем иконы апостолов вошли в состав деисисного ряда иконостаса. Икону Петра размещали слева от центрального образа Иисуса Христа, за Богородицей и Архангелом Михаилом, а икону Павла — справа, за Иоанном Крестителем и Архангелом Гавриилом. Самыми известными из этих изображений являются иконы, написанные Андреем Рублевым.

С конца XVII в. усиливается влияние западноевропейской традиции на русскую православную иконопись. Прежде всего, это касается постепенного распространения в православной иконографии тем, связанных с апостольскими страстями (страданиями), иначе говоря — с мученичеством апостолов. Апостольские страсти могли воспроизводить на отдельных иконах, а могли на одной — как обрамление центральной фигуры Христа. 

Популярность темы мученичества в иконописи повлияла и на изображение святых. Так, апостолов Петра и Павла начали изображать с орудиями их страстей в руках: Петра — с крестом, Павла — с мечом. В отдельных случаях на таких иконах могли воспроизводиться сцены мучений святых на заднем плане (икона из иконостаса церкви Покрова в Филях, написанная Карпом Золотаревым в 1694 г.).

Петр и Павел в западноевропейской традиции
Изображения апостолов Петра и Павла принадлежат к чрезвычайно популярным темам как на православном Востоке, так и в западноевропейском религиозном и светском искусстве (живописи, скульптуре, резьбе). Однако можно отметить две особенности, кардинально отличающие западную традицию подобных изображений от восточной.

Во-первых, в западноевропейской традиции преобладает воспроизведение на иконах отдельных сюжетов, а не свойственное Православию изображение статичных фигур. С этим, в частности, связана и популярность на Западе темы страстей апостолов-мучеников. Однако стоит заметить, что подобная тенденция становится доминирующей начиная с XV в., до этого в религиозном искусстве преобладают раннехристианские византийские композиционные модели. 

Кроме того, в католической иконографии развивается целая система атрибутов, по которым можно идентифицировать любого святого на любом групповом изображении. Обычно эти атрибуты связаны либо с орудиями смерти мучеников, либо с самыми характерными символическими эпизодами их житий. Так, апостол Петр всегда, даже в скульптуре, предстает с ключами (одним, двумя или тремя), чаще всего с двумя — от рая и ада. Апостол Павел обычно держит в руках меч и/или книгу. 

Что же касается сюжетов, то, кроме традиционных эпизодов, таких, как обращение или смерть Петра или Павла, достаточно распространенными являются темы заключения (Липпи, Рембрандт), проповеди и крещения язычников (Панини, Рафаэль), чудес и исцелений (Мазаччо, Дюрер), а также многих других новозаветных (например, отречение и покаяние Петра) и апокрифа сюжетов (встреча Петра с Христом во время бегства из Рима).

Во-вторых, апостолов Петра и Павла в западной традиции значительно чаще, даже на иконах, воспроизводят отдельно, а не вместе. Такая тенденция была связана с тем особенным значением, которое в католицизме приписывается святому Петру как первому Папе Римскому. Соответственно, Петра считают князем всех апостолов, а ключи (как непременный атрибут святого Петра еще в раннехристианской живописи) иногда толкуют как знак главенства в Церкви. По той же причине Петра иногда изображают в облачении Папы Римского (Рембрандт) и тиаре (скульптура в Шартрском соборе).

Несмотря на такое выдвижение личности святого Петра, тема единства двух первоверховных апостолов все же достаточно заметна в католическом искусстве на всех этапах его развития. Хотя скульптурные и иконографические изображения святых апостолов обычно не объединены, однако, как правило, бывают парными. Светские художники также обращаются к сюжетам, в которых задействованы оба апостола (Липпи, Эль Греко).

Современный взгляд на древний образ
Издавна святые апостолы Петр и Павел, помимо упоминаний в Священном Писании и Предании, становились также героями апокрифов и разнообразных фольклорных сюжетов, где Петр традиционно выступал как ключарь у ворот рая или как спутник Иисуса Христа во время Его путешествий среди людей; а Павел — как наставник, житель (редко — страж) рая, покровитель огня земного и небесного (солнца). Образы, которые долгое время принадлежали к культуре низов, народа, становятся все более популярны в современной массовой культуре, в частности, в современных видах искусства, таких как кино и анимация.

Однако объединение двух первоверховных апостолов на иконах и в диптихах, а главное — в день их памяти, постепенно привело к обоюдному растворению этих фигур в современном народном сознании. Так, обоих апостолов, Петра и Павла, считают покровителями рыболовства, оба они — Петр и Павел — двуединый образ того камня, на котором стоит и будет стоять Церковь. Поэтому не удивительно, что самой распространенной в наши дни является древняя византийская икона, на которой Петр и Павел соединены крепкими дружескими объятиями.

Первоверховные апостолы Петр и Павел — разные по характеру люди, прожили разную жизнь и умерли по-разному. Однако их одинаковая преданность Иисусу Христу и чрезвычайная важность обоих в утверждении христианства соединили Петра и Павла в нераздельный образ двух “столпов Церкви”, память которых почитают в один день, а изображение на иконе или картине одного из них как будто непременно требует изображения второго рядом или на другой половине диптиха. Даже в западном христианстве подобная симметрия много значит. 

А в современном православном сознании образы апостолов вообще слились в единое целое, поэтому слова, сказанные о Петре и Павле блаженным Августином более пятнадцати веков назад, звучат сегодня актуально, как никогда: “В один день совершаем память страдания апостолов этих, ибо, хотя они пострадали и в разные дни, но по духу и по близости страданий своих они составляют одно”.

Екатерина Усачова

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика