Для мирян и монашествующих, помышляющих о священстве, полезной и поучительной представляется плеяда бесед-рассуждений на эту тему святителя Иоанна Златоуста.
В 374 г. по Р. Х. Иоанн со своим сверстником Василием жили в Антиохии. Тамошние епископы, обратив внимание на благочестие и блестящее светское образование друзей, решили рукоположить их в сан. Но Иоанн, размышляя о важности и ответственности предстоящего служения, счел себя недостойным и тайно скрылся, вызвав недоумение и упреки даже со стороны Василия.

Тем не менее священническое призвание не миновало святителя Иоанна (в 386 г. был рукоположен во пресвитеры). Его отношение к служению можно смело назвать истинно христианским: «…Может ли что быть… важнее той пользы, как оказаться исполняющим то, что служит доказательством любви ко Христу, по словам самого Христа? Обращаясь к верховному из апостолов, Он говорит: Петр! любишь ли ты Меня? И когда тот исповедал любовь свою, Он прибавляет: если любишь Меня, паси овец Моих (Ин. 21: 15–16). 

Учитель спрашивает ученика, любим ли Он им, не для того, чтобы Самому узнать это (ибо может ли не знать Испытующий сердца всех?), но чтобы научить нас, как Он печется о спасении этого стада. Если же это очевидно, то будет также ясно и то, что великая и неизъяснимая уготована награда принимающему на себя тот труд, который дорого ценится Христом. 

Если и мы, видя людей, пекущихся о наших слугах или стадах, принимаем такое попечение их за знак их любви к нам, хотя все это приобретается за деньги, то Стяжавший себе это стадо не деньгами и не другим чем, но собственною смертью, и вместо цены давший за него кровь Свою, каким даром вознаградит пасущих его? Посему, когда ученик отвечал: Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя, и призвал самого Любимого в свидетели своей любви, то Спаситель не остановился на этом, но указал и самый знак любви. Ибо Он хотел показать тогда не то, сколько Петр любил Его, — это уже из многого было известно нам, — но сколько Он сам любит Церковь Свою, и благоволил научить и Петра и всех нас, чтобы и мы прилагали великое о ней попечение… 

Не без причины Христос говорил: кто же верный и благоразумный раб, которого господин поставил над слугами своими? (Мф. 24: 45). Опять слова имеют вид недоумения, но Произносивший их не имел недоумения; как спрашивая Петра, любим ли Он им, Он спрашивал не потому, чтобы имел нужду узнать любовь ученика, но чтобы показать чрезмерность Своей любви; так и здесь слова: кто верный и благоразумный раб, Он сказал не потому, что не знал верного и мудрого раба, но желая показать, как редки такие рабы и как важно это управление. Смотри, какова и награда: над всем имением своим поставит его…

Василий. А ты разве не любишь Христа?
Златоуст. Люблю, и никогда не перестану любить, но боюсь, чтобы не оскорбить Любимого мною.

Василий сказал: может ли что быть темнее этой загадки? Христос повелел любящему Его пасти овец Его; а ты отрекаешься пасти потому, что любишь Повелевшего это.
Златоуст. Никакой нет загадки в словах моих… напротив, они весьма ясны и просты. Если бы я, имея возможность исполнять эту должность так, как хотел Христос, уклонялся от нее, то следовало бы недоумевать при словах моих; но если душевная немощь делает меня неполезным для этого служения, то требуют ли пояснения слова мои? Я боюсь, чтобы, приняв стадо Христово здравым и крепким и потом по невнимательности причинив ему вред, мне не прогневать против себя Бога, Который так возлюбил его, что для искупления и спасения его предал Самого Себя.

Василий сказал: это говоришь ты в шутку… Если ты устранил себя от этого служения по сознанию, что душа твоя не достаточно сильна для тяжести этого дела, то наперед нужно бы устранить меня, хотя бы даже я сильно стремился к тому, тем более что я сообщил тебе все мои намерения… Или не помнишь того, о чем и я многократно говорил тебе и что ты видел на самом деле, как немощна душа моя?..

Златоуст. Помню… что часто слышал от тебя такие слова, и не отрекусь… Впрочем, теперь я не буду спорить об этом; не прошу и тебя быть искренним предо мною, когда я стану припоминать о некоторых из присущих тебе добродетелей. Если ты вздумаешь обличать меня в неправде, то я не пощажу тебя, но докажу, что ты возражаешь более по скромности, чем по справедливости, и приведу во свидетельство истины слов моих не что другое, а твои же слова и дела. 

Во-первых, я хочу спросить тебя: знаешь ли ты, какова сила любви? Христос, не упоминая о всех чудесах, которые имели быть совершены апостолами, сказал: по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13: 35); а Павел говорит, что любовь есть исполнение закона (Рим. 13: 10), и что без нее и дарования не приносят никакой пользы (ср. 1 Кор. 13:1–3). Это-то превосходное сокровище, отличительное свойство учеников Христовых, превышающее дарования, я видел крепко насажденным в душе твоей и приносящим обильные плоды.

Василий сказал: сознаюсь, что я много забочусь об этом и очень стараюсь соблюдать эту заповедь; но что еще и в половину не исполнил ее, это и сам ты засвидетельствуешь, если, оставив лесть, захочешь говорить истину.

Златоуст. Итак я обращусь к доказательствам… и чем угрожал, то теперь и сделаю, именно докажу, что ты хочешь быть более скромным, чем справедливым. Расскажу одно событие, недавно случившееся, не упоминая о прежнем, дабы кто не подумал, что я стараюсь давностью времени затемнить истину; здесь самая близость времени не позволит мне прикрыть что-нибудь льстивыми словами.

Когда один из наших друзей, оклеветанный в проступках дерзости и гордости, подвергался крайней опасности, и тогда, как никто не призывал тебя и сам обвиняемый не просил, ты сам себя ввергнул в опасности. Так было дело; но чтобы обличить тебя и словами твоими, припомню и сказанное тобою. 

Когда такую ревность твою одни порицали, другие хвалили и превозносили, ты сказал порицателям: “что делать? — иначе не умею любить, как жертвуя душой моей, когда нужно спасти кого-либо из друзей, находящегося в опасности”, повторив, хотя другими словами, но в том же смысле, слова Христовы, которые Он сказал ученикам, определяя совершенную любовь: нет больше той любви, говорил Он, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15: 13). Таким образом, если нет высшей степени любви, ты успел дойти до конца: и делами и словами своими достиг самой вершины ее…

Василий сказал: итак, ты думаешь, что для исправления ближних достаточно силы любви?
Златоуст. Большею частью… она весьма может содействовать этой цели; если же ты желаешь, чтобы я привел доказательства и твоего благоразумия, то приступлю и к этому, и докажу, что ты благоразумен более, нежели сколько любвеобилен… 

Если же… я отклонил от себя тяжелое бремя, то вместо того, чтобы извинить, если не хотят оправдать, почему обвиняют меня в том, что я пощадил душу свою?.. Если бы я был рукоположен, тогда если не все, то считающие за удовольствие разносить худую молву могли бы подозревать и говорить многое и о мне и об избравших меня; например: что избиратели смотрят на богатство, что предпочитают знаменитость рода, что возвели меня на эту степень за мою лесть и даже не знаю, не стал ли бы кто-нибудь подозревать, что они подкуплены от меня деньгами; сказали бы, что Христос призывал на эту должность рыбарей, делателей шатров и мытарей; а они отвергают людей, питающихся от дневной работы, а того, кто занимается мирскими науками и проводит праздную жизнь, принимают и превозносят; почему они пренебрегли мужей, много потрудившихся в делах церкви, а того, кто никогда и не прикасался к этим трудам, но всю жизнь свою истратил на суетное занятие мирскими науками, вдруг возвели на такую почесть? 

Так и еще больше того могли бы сказать, когда бы я принял эту должность… А после, по вступлении в самое служение, у меня недостало бы сил каждый день оправдываться… хотя бы все поступки мои были безукоризненны, разве пришлось бы в чем-нибудь погрешить по неопытности и по незрелому возрасту… Хотя тоже могут сказать и о тебе, но ты делами своими скоро докажешь, что не должно судить о благоразумии по возрасту, и отличать старца по седине, и не всякого юного отстранять от этого служения, но юного по вере (новокрещеного); между тем и другим — большая разность».

По материалам книги
«Святитель Иоанн Златоуст. Избранные творения. Том II»
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика