В Нагорной проповеди Господь Иисус Христос говорит: “Еще слышали вы, что сказано древним: не преступай клятвы, но исполняй пред Господом клятвы твои. А Я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий; ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным. Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого” (Мф. 5: 33–37).
Перед верующим человеком возникает вопрос о соотношении этих слов Христа с практикой присяги и клятвы, которая имела место в истории христианства. Мы знаем о клятве Гиппократа; о присяге воина; о крестном целовании (со времен Киевской Руси). Известна практика произнесения клятвы во время судебных заседаний.

Из истории Ветхого Завета известно, что произнесение клятвы было древним обычаем, причем совершалось оно в различных видах и формах. Например, существовала клятва в виде уверения одним человеком другого человека или группы лиц в правоте и истинности сказанных им слов. У древних существовала клятва в виде призывания Бога в свидетели правдивости того, что сказано. Такая клятва касалась настоящего, прошлого и будущего, а также заверений в подлинности каких-либо фактов или действий. Так клялся патриарх Авраам: “и сказал Авраам: я клянусь” (Быт. 21: 24), приносил клятву и патриарх Иосиф своему отцу Иакову (см.: Быт. 47: 31).

На горе Синай ветхозаветному Израилю было сказано: “Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно” (Исх. 20: 7). Но люди часто легкомысленно произносили Имя Бога, призывая Его в свидетели, и тем самым навлекали на себя небесную кару. Поэтому Моисей, по снисхождению к их жестокосердию, желая предохранить их от совершения более тяжкого греха, клятвопреступления, упорядочил употребление клятвы и дал правила и ограничения, связанные с применением клятв. Так, Моисей запретил применение ложной клятвы с употреблением Имени Бога.

“Не клянитесь именем Моим во лжи, и не бесчести имени Бога твоего. Я Господь [Бог ваш]” (Лев. 19: 12). Моисей повелел выполнять клятвенные обещания. “Если кто даст обет Господу, или поклянется клятвою, положив зарок на душу свою, то он не должен нарушать слова своего, но должен исполнить все, что вышло из уст его” (Чис. 30: 3). Моисей объявил твердой только ту клятву, в которой призывается имя Бога. “Господа, Бога твоего, бойся, и Ему [одному] служи, [и к Нему прилепись,] и Его именем клянись” (Втор. 6: 13). Моисей разрешил применение клятв в виде оправдывающего заверения во время спорных вопросов, а также употребление клятвы перед судом для утверждения показаний: “клятва пред Господом да будет между обоими в том, что взявший не простер руки своей на собственность ближнего своего…” (Исх. 22: 11).

Исследователи ветхозаветной истории отмечают, что требования Закона часто нарушались: Именем Бога иудеи клялись во лжи, не исполняли обещаний, данных Богу. Фарисеи придумали для них некоторое успокоение совести; они уверяли простых людей, что запрещено клясться только Именем Бога, и что поэтому всякая другая клятва, хотя бы и для прикрытия лжи, безгрешна, и что можно безнаказанно клясться небом, землей, Иерусалимом, своей головой, главное — нужно только уметь обойти закон.

Вот почему Христос акцентирует внимание на греховности такого рода ухищрений. В своем труде “Толкование Евангелия” писатель Б. И. Гладков отмечает, что “Христос требовал от Своих последователей нравственности выше фарисейской: нищий духом, плачущий о своих и чужих грехах, кроткий, правдивый, милостивый, чистый сердцем и водворяющий мир достоин такого уважения,такого доверия, что ему никогда не придется подкреплять словасвои призывом Бога во свидетели; такому человеку должны безусловно верить все; от него никто не потребует клятвы; его слова да или нет будут вернее, надежнее клятвенных уверений грешника”.

Центральной мыслью Нагорной проповеди является то, что Господь переносит акценты с внешней деятельности человека на его внутренний мир. Обращаясь к ветхозаветному Закону, Христос говорит: “сказано древним…” и тут же дополняет “…а Я говорю вам…” При этом Спаситель ясно говорит, что пришел не нарушить Закон, а исполнить, Его слова наполняют ветхозаветные заповеди новым нравственным содержанием. Поэтому словами “не клянись” Христос не нарушил, а подтвердил синайскую заповедь: “Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно” (Исх. 20: 7).

О том, что запрет Христа на клятву не носит абсолютного характера подтверждает сама евангельская история. Когда на суде синедриона первосвященник Каиафа спросил Господа: “заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?” (Мф. 26: 63), то Спаситель ответил ему утвердительно. Следует отметить, что выражение “заклинаю тебя Богом Живым” было особой формулой заклятия, когда суд требовал, чтобы обвиняемый непременно отвечал на вопрос обвиняющих и отвечал сущую правду, призывая в свидетели Самого Бога.

Таким образом, вопрос Каиафы был облечен в форму клятвы, и если Господь дал на него ответ, Он подтвердил его клятвой, хотя и не Им произнесенной. Следовательно, Господь Своим примером разрешил клятву в исключительных случаях.

В апостольский период мы встречаем практику клятвенных призывов имени Бога, что подтверждается в посланиях апостола Павла: “Свидетель мне Бог, Которому служу духом моим в благовествовании Сына Его, что непрестанно воспоминаю о вас” (Рим. 1: 9); “Бога призываю во Свидетели на душу мою, что, щадя вас, я доселе не приходил в Коринф” (2 Кор. 1: 23); “Бог — свидетель, что я люблю всех вас любовью Иисуса Христа” (Флп. 1: 8).

Особо следует отметить слова Апостола: “Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их. Посему и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву…” (Евр. 6: 16–17).

Размышляя над этими словами, святитель Филарет (Дроздов) говорит, что если сам Бог для непреложного уверения употребил клятву, то тем более позволено и должно нам в важных и необходимых случаях, по требованию законной власти употреблять клятву и присягу с благоговением и с твердым намерением отнюдь не изменять ей.

Таким образом, Православная Церковь допускает клятву по требованию государственной власти, например принесение присяги Президентом, военнослужащим или судьей. В то же время Церковь считает греховным употребление клятвы во взаимных отношениях между людьми. Поэтому недопустимо, чтобы человек на бытовом уровне употреблял клятвы или требовал произнесения их от других. Более того, христианин, связавший себя неразумной клятвой, не только подвергается определенной епитимии со стороны духовника, но над ним должна быть прочитана специальная разрешительная молитва.

В заключение хотелось бы привести слова известного богослова и проповедника святителя Иоанна Златоуста, который сказал: “Если веришь, что этот человек правдив, не налагай на него обязательство клятвы; а если знаешь, что он лжив, не заставляй его совершить клятвопреступление”.
Подготовил протоиерей Николай Баранов
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика