Зависит ли от человека его судьба, его спасение, если Бог знает, что с человеком произойдет в будущем? Есть ли смысл бороться с грехом, если все равно кто-то спасется (о чем уже знает Господь), а кто-то нет?
Такие вопросы приходится часто слышать от недавно пришедших в Церковь людей. Мы попросили отца Николая Баранова, нашего постоянного автора, объяснить читателям, как правильно, с точки зрения Православной Церкви, ответить на поставленные вопросы.
Не хочу смерти грешника
Каждый христианин, обращаясь в молитве к Отцу Небесному, просит: “Да будет воля Твоя!”. Это прошение Закон Божий традиционно толкует так: “Пусть будет все не так, как нам хочется, а как Тебе угодно, и помоги нам подчиняться Твоей воле и исполнять ее на земле так же беспрекословно, без ропота, как ее исполняют с любовью и радостью Святые Ангелы на Небе. Потому что только Тебе известно, что нам полезно и нужно, и Ты больше желаешь нам добра, чем мы сами”.

Мы веруем, что Бог не только сотворил человека, но и заботится о Своем творении, что в богословии именуется Промыслом Божиим. Еще в Ветхом Завете Господь через пророка Иезекииля возвещает богоизбранному народу: “Не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был” (Ез. 33: 11). В Новом Завете эта тема развивается еще глубже и шире, приобретая универсальный характер: воля Божия по отношению к человеку заключается в том, чтобы “все люди спаслись и достигли познания истины” (1 Тим. 2: 4).
Бог не принуждает никого
Если направленность воли Божией в Писании сформулирована четко, то что можно сказать о соотношении с ней воли человека? Этот вопрос всегда вызывал интерес, являясь одним из важнейших в деле спасения.

Из Библии нам известно, что Бог сотворил человека свободным: “Он от начала сотворил человека и оставил его в руке произволения его” (Сир. 15: 14). Свобода человеческой личности, по мнению отцов Церкви, является проявлением образа Божия в человеке. 

Святитель Илия (Минятий) отмечает, что всемогущ Господь в Своей власти, всемогущ и человек в своей свободе. Все различие заключается в том, что Бог творит все, что хочет, и никакая сила не может Ему в этом воспрепятствовать, а человек не делает, чего не хочет, и никакая сила не может его принудить к тому. 

Невозможно, чтобы Бог не совершил Им желаемого; невозможно также, чтобы человек сотворил для него нежелательное. Поэтому ни человек не может спастись без благодати Божией, ни Бог не может спасти человека без его свободной воли. Святитель Иоанн Златоуст говорит: “Бог не принуждает никого; если Он хочет, а мы не хотим, то спасение наше невозможно не потому, чтобы хотение Его было бессильно, но потому, что Он принуждать никого не хочет”.

Cила Божия в немощи совершается
Само же спасение человека, по слову отцов Церкви, невозможно без смирения. Преподобный Исаак Сирин учит, что спасение даруется Богом не за добродетели и не за труды по их приобретению, но за рождающееся из этих трудов смирение. Если смирение потеряно, то добродетели и труды будут напрасны. 

Однако следует отметить: стоит человеку начать трудиться по достижению добродетелей, то есть исполнению заповедей Божиих, то он увидит, что добиться этого своими усилиями практически невозможно. О таком положении вещей, именуя его закономерным для человека, говорил еще апостол Павел: “Желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю” (Рим. 7: 18–19). 

Вот тогда путеводными становятся слова преподобного Симеона Нового Богослова: “Исполнение заповедей научает человека его немощи”. Осознание своей немощи и приводит нас к пониманию того, что без воли Божией ничего не совершается и задача человека состоит в том, чтобы привести свою волю в соответствие с Его Святой волей.

Камень преткновения
Это ясное богооткровенное учение о Промысле Божием было искажено в протестантизме. Камнем преткновения стали слова из Послания апостола Павла к Римлянам “Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями. А кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил” (8: 29–30).

Вождь Реформации в Швейцарии Жан Кальвин (1509–1564) положил в основу своего нового учения идею безусловного господства воли Божией, избирающей людей лишь своими орудиями. Такой подход полностью исключает мысль о человеческих заслугах, даже само представление о возможности свободы выбора в решениях людей. По его учению, предназначенные к вечному спасению составляют небольшую группу, избранную Богом в силу непостижимого решения, помимо всякой их заслуги. 

С другой стороны, никакие усилия не могут спасти тех, кто осужден на вечную гибель. По Кальвину следует, что избрание или отвержение человека Богом — это неизбежность судьбы: кого Бог не избирает, Он отвергает. Отсюда можно сделать вывод, что существует изначальное неравенство в судьбах разных людей, где одни предопределены к спасению, а другие обречены на гибель.

В опровержение Кальвина в Священном Писании находим свидетельства об условности предопределения Божия. Об этом говорят, например, описания будущего Страшного суда в Евангелии: тем, кто находится по правую сторону, будет сказано: “приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира…” (Мф. 25: 34–36). 

Грешникам же Господь скажет: “идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня” (Мф. 25: 41–43). 

Нигде в Священном Писании не говорится о предопределении людей к погибели. Но, наоборот, у апостола Павла сказано, что “…явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков…” (Тит. 2: 11). Предопределение ко спасению есть выражение непреклонной воли Божией сделать все необходимое для спасения тех, кто разумно пользуется своей свободной волей: “…со страхом и трепетом совершайте свое спасение” (Флп. 2: 12).

Непостижимы судьбы Господни
Святитель Илия (Минятий) так рассуждает на тему о Божественном предопределении: “В этом вопросе пусть будет для нас непонятно все, что говорит Священное Писание, ибо оно непостижимо, — толкования святых отцов, ибо они трудны, — мнения ученых богословов, ибо они туманны. 

Пусть это будет поставлено в вину нашему разуму, слабому и слепому, который не может взойти на высоту или рассмотреть невидимое”. Этого не понимал и сам Павел, восходивший до третьего неба. На этой высоте божественных откровений он видел только неисследимую глубину Божественной премудрости, превышающей разум. 

Поэтому он в удивлении воскликнул: “О бездна богатства и премудрости и разума Божия!” (Рим. 11: 33). Златоуст продолжает, что “если бы даже было возможно разрешить это, однако беззаконно было бы желать этого”. 

Достаточно знать эти два ясные, легкие и прочные положения: первое — что Бог хочет, чтобы мы спаслись, ибо Он — человеколюбив; второе — что мы можем спастись, ибо мы свободны. Воля Божия и произволение человеческое образуют предопределение. Бог хочет; если хочет и человек, то он уже предопределен.

Причины и следствия
Преподобный Иоанн Дамаскин в “Точном изложении православной веры” говорит, что “Бог все предвидит, но не все предопределяет. Так, Он предвидит то, что находится в нашей власти, но не предопределяет этого; ибо Он не хочет, чтобы явился порок, но не принуждает силою к добродетели. 

Таким образом, предопределение есть дело Божественного повеления, основанного на предведении. Бог, по Своему предведению, предопределяет то, что не находится в нашей власти; ибо Бог уже предопределил по Своему предведению все так, как того требует Его благость и справедливость”.

Святой Иустин Философ пишет: “Не предведение есть причина будущих событий, а будущие события — причина предведения. Не из предведения вытекает будущее, а из будущего — предведение…”. Таким образом, если человек будет жить богоугодно — спасется, а если развращенно — погибнет: Бог предвидит и то, и другое. Но ни того, ни другого не предрешает Божие предведение. Человек или спасется, или погибнет, одно из двух несомненно, но не определено наперед.
Внимай себе
В завершение было бы полезным вспомнить замечательный пример из жизни преподобного Антония, египетского подвижника благочестия III–IV столетий. Однажды он начал жаловаться Богу, что не может своим умом постичь тайны Промысла Божия: почему, например, одни люди живут долго, а другие умирают в младенчестве, почему праведники нередко терпят лишения и притеснения, а люди нечестивые проводят жизнь в полном довольстве и т. д.? 

На это ему был дан от Бога ответ: “Антоний, внимай себе и не подвергай исследованию судеб Божиих, потому что это душевредно”. Этот совет следует всем держать в памяти, когда нам на ум приходят аналогичные мысли.

Апостол Павел восклицает: “Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!” (Рим. 11: 33). Наше же нынешнее падшее состояние таково, что даже самые святые люди могут постичь Промысел Божий лишь отчасти. Священное Писание говорит, что “теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно” (1 Кор. 13: 12). 

Полное познание Промысла Божия станет возможным только в жизни будущего века. Апостол Павел свидетельствует: “Когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится… Теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан” (1 Кор. 13: 10 и 12). 

Как Бог знает нас сейчас, так же все судьбы Божии будут открыты нам в будущем. Святитель Василий Великий поясняет: “Судьбы Божии — бездны, и будучи заключены в Божественных сокровищах, не для всех удобно постижимы. А верующим дано обетование от Бога: “отдам тебе хранимые во тьме сокровища и сокрытые богатства” (Ис. 45: 3); поэтому, когда удостоимся видения лицем к лицу, тогда узрим и в сокровищах Божиих бездны”.

Протоиерей Николай Баранов

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика