Иисус Христос перед Пилатом Понтийским.
Стенопись, 1546 г.
«Что есть истина?» Такой вопрос задавал две тысячи лет назад правитель Иудеи Понтий Пилат Иисусу Христу (см.: Ин. 18: 38). Хотя римский префект и знал, что иудеи из зависти предали Христа на суд, но не смог увидеть, что сама Истина стоит перед ним.
На протяжении всего периода человеческой истории подобный вопрос задают люди, которые не могут довольствоваться лишь материальным благополучием, а стремятся найти пищу для ума и сердца, которая бы утолила их духовную жажду, наполнила бы жизнь подлинным смыслом. Алчущие и жаждущие правды (Мф. 5: 6) находят ее в Церкви Христовой, а другие, подобно Пилату, из-за порабощения себя страстям мира, «умывают руки» и распинают ее.

В постсоветском обществе ощутимо растет авторитет и влияние Православной Церкви, призванной Богом быть хранительницей Истины и питать народ живой водой благодатной любви. Одновременно усиливается деятельность множества мелких и крупных религиозных течений (расколов и сект), которые, чаще всего, строят свою проповедь на обличении проблем православных христиан, в особенности духовенства.

Раскольники и сектанты забывают, что Церковь свята, ибо Главой Церкви является Сам Господь Бог, и отдельные нерадивые ее члены, пусть это даже епископы или священники, не могут умалить ее святости. Тем более что, невидимо для окружающих, нерадивые члены постепенно отсекаются от Церкви невидимой рукой Божией. Православная Церковь не признает «правды» раскольников и сектантов. Их правда не Божия, а человеческая, небеспристрастная, поскольку основана на неверии в святость Церкви.

Священномученик Киприан Карфагенский учит: «Вне Церкви нет спасения». Но раскольники и сектанты, не признавая единой истинной Церкви и не желая смириться перед Истиной, образуют все новые и новые религиозные течения. Простым людям среди разноголосицы вероучений трудно разобраться, где правда, а где ложь. Так было во все времена человеческой истории. Расколы и ереси существовали уже при апостолах.

Но неужели стремительно приближается то последнее время, о котором говорил Господь, когда из-за оскудения любви и умножения ересей и расколов трудно будет найти истинную веру на земле?

В мире ныне существует множество религиозных течений, которые взаимно обличают друг друга и только свой путь считают самым правильным. Как ищущему Истину человеку отделить пшеницу от плевел? Чистые и смиренные сердцем люди легко обретают Истину, по заповеди Божией «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5: 8). 

А беспечные в отношении своего спасения и одержимые страстями люди, чтобы не утруждать себя поисками Истины, предпочитают утверждать, что все равно как веровать, ибо Бог один. Иные еще более дерзко заявляют, что не обязательно ходить в Церковь, поскольку у них Бог «в душе».

Такая теплохладность и нерассудительность в отношении спасения своей души никогда не приводят к добру. Если человеку в магазине не все равно, какого качества товар он приобретает, а в больнице не безразлично, какой врач его лечит, то тем более нельзя допускать безразличия и беспечности в вопросе спасения души, которая намного дороже тела. Тело рано или поздно превратится в прах, а душа бессмертна и после смерти тела. 

В зависимости от того, насколько крепка была ее вера, она перейдет или в рай, или в ад. А тем, которые говорят, что у них Бог «в душе», надо сказать следующее: лишь немногие великие подвижники Церкви, как, например, святитель Игнатий Богоносец, святитель Григорий Богослов, преподобный Симеон Новый Богослов и другие, имели дерзновение свидетельствовать о присутствии Бога в своем сердце. Что тогда говорить о тех, кто далек от истинной духовной жизни!

Если человек, отвергнув ложные стереотипы, решил среди множества религий найти Истину, то есть ли для этого какой-то определенный критерий, которым можно было бы руководствоваться? 

Таким критерием, без сомнения, являются заповеди Божии. Об этом говорит апостол Иоанн Богослов: «А что мы познали Его, узнаем из того, что соблюдаем Его заповеди. Кто говорит: «я познал Его», но заповедей Его не соблюдает, тот лжец, и нет в нем истины; а кто соблюдает слово Его, в том истинно любовь Божия совершилась: из сего узнаем, что мы в Нем. Кто говорит, что пребывает в Нем, тот должен поступать так, как Он поступал» (1 Ин. 2: 3–6). 

Итак, в той религии, где люди стараются исполнять заповеди Божии и уподобляться Христу, есть Истина. Но кто-то возразит, что все религии говорят о необходимости исполнения заповедей Божиих, все религии имеют своих подвижников… В природе каждого человека, несмотря на заражение первородным прародительским грехом, осталось стремление к добру. Отдельные добрые дела способны совершать все: и язычники, и иудеи, и мусульмане, и совершенно неверующие люди. 

Это имеет в виду древний христианский писатель Тертуллиан, когда говорит, что душа человека — по природе христианка. Насколько искренне и несокрушимо это стремление к добру, проверяется Господом через испытания человека. Сможет ли человек устоять перед соблазнами винопития, воровства, обмана, распутства, пострадать за правду, сохранить человеческое лицо при обладании богатством, властью? 

Сможет ли защитить слабого, помочь нищему, сохранить целомудрие до брака и верность в супружестве, отказаться от абортов и контрацептивов? Все это зависит не от уровня его физической силы или образованности (эти качества могут быть только вспомогательными), но от состояния его сердца, насколько оно укреплено покаянием и молитвой.

Устоять против этих искушений и соблазнов без благодатной помощи Божией очень трудно. Даже апостол Павел, который видел Господа, творил многие чудеса, сознается в своем Послании к Римлянам: Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю (Рим. 7: 19). Добро легко делать своим родным, близким, друзьям, знакомым и всем, кто затем ответит нам взаимностью и воздаст в десять раз больше. А кто из нас желает добра своим врагам, обидчикам, несимпатичным нам людям?

Немногие люди способны на это, но они являются той солью для мира, которая не дает ему окончательно погибнуть от вражды, злобы, ненависти, обид, зависти, похоти. Такие люди готовы лучше умереть, чем поступить не по совести. Каждый день Церковь празднует память мучеников и исповедников, которые душу свою положили ради любви к Богу и ближнему.

Представление о добродетелях и в особенности о высшей добродетели — любви — в современном мире весьма искажено. В популярных телесериалах и романах говорят о любви, которая, по сути, является замаскированным эгоизмом. Плоды подражания такой любви — это гордыня, зависть, вражда, пьянство, убийства, супружеские измены, семейные неурядицы, в результате которых более 50% семей распадается. Даже извращенцы без всякого стыда требуют от государства признать законной свою «любовь». 

Но истинная любовь рождается только на кресте самоотвержения. Любовь, о которой рассказывают в бульварных романах и популярных телесериалах, ложная, ибо она рождается только от движения крови и плоти. Человек, проявляющий такую любовь, вынужден часто, как вор, прятаться, обманывать близких. Сектантская же и раскольничья любовь к людям слишком сконцентрирована на самой себе и не проявляется, по заповеди Христа, тайно, но нуждается в широкой прижизненной рекламе, а значит, без смирения. 

Сектантские проповедники ныне постоянно на телевидении хвастаются плодами своей проповеди, рассказывают, как их миссионеры, рискуя своей жизнью, обращают ко Христу дикие племена каннибалов в Африке или языческие народы Индии, как они успешно работают с наркоманами. Все это очень хорошо, но там, где нет смирения, не может быть Божией благодати. А соответственно, не сгорят ли их добрые дела, как солома, на Страшном Суде Божием? 

Все, что делается без христианского смирения, в глазах светских, нецерковных людей бывает очень эффектно и броско. Но такие «кричащие» добрые дела только на какой-то непродолжительный период могут отвлекать людей от их проблем (алкоголизм, наркомания и т. д.), корень же зла остается невыкорчеванным.

Господь смотрит не на количество совершенных

еловеком добрых дел, а на состояние его сердца: сокрушено ли оно покаянием, утвердилось ли оно в добре и стало ли устойчиво ко злу, способно ли оно воспринять благодать. Человек может всю жизнь ходить в храм, молиться, каяться, причащаться Святых Христовых Таин, творить добрые дела и даже чудеса, занимать высокое положение в обществе, — но оказаться вне райских обителей из-за своего жестокосердия и формализма, как это случилось с гордым фарисеем из евангельской притчи. 

И, наоборот, человек может всю жизнь творить зло, а в последний момент своего земного пребывания искренне покаяться в содеянных беззакониях — и Господь помилует его за его сокрушенное сердце, как Он помиловал благоразумного разбойника на кресте, и тот первым вошел в рай.

Нецерковному человеку трудно это понять. На такое утверждение он может только ухмыльнуться. Такой факт никак не укладывается в рамки формальной логики. Но своей неотмирностью и таинственностью Православие как раз и отличается от других, более понятных миру религий.

«Воздаяние от Господа бывает не за добродетели, не за труды ради нее, но за рождающееся от них смирение», — учит преподобный Исаак Сирин. Бог гордым (превозносящимся своими добрыми делами. — арх. М.) противится, а смиренным дает благодать, — учит апостол (Иак. 4: 6). Благодать — это любовь Божия, которая дает силу безропотно и с благодарностью преодолевать все неудобства, скорби и превратности земной жизни. А главное — она помогает успешно сопротивляться злу и не напоказ творить отдельные добрые дела, претворяя доброделание в единственный смысл своей жизни и в этом уподобляясь Самому Богу.

Итак, смиренное исполнение заповедей Божиих, в особенности заповеди о любви к Богу и ближнему, является тем критерием, по которому можно отличить среди множества религий пшеницу от плевел, правду от лжи. Дай Бог всем людям, которые еще находятся в поисках Истины, обрести ее там, где она пребывает уже 2000 лет — в святой Православной Церкви Христовой.
Архимандрит Маркелл (Павук)
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика