Великой духовной радостью для верующих является возрождение обителей Православной Церкви, этих святых и древних мест во славу Божию. Одна из них, Глинская пустынь, устояла во времена гонений молитвами и заступничеством Царицы Небесной. И ныне насельники, живущие в ней, с помощью трудников и паломников восстанавливают и благоустраивают эту святыню.
ВОЗНИКНОВЕНИЕ МОНАСТЫРЯ
Глинская пустынь возникла среди дремучих лесов Крупецкой волости, в 36 верстах от Путивля. Ныне это село Сосновка Глуховского района Сумской области. Именно там, в XVI в., крестьяне, ставившие на деревьях ульи, на высокой сосне увидели икону Рождества Пресвятой Богородицы, от которой исходил свет. Когда прошел страх, они стали молиться Матери Божией, собираясь с родственниками и односельчанами у сосны. Вскоре у корней этой сосны появился источник. 

Приходящие получали помощь Царицы Небесной, исцеление от душевных и телесных недугов. Некий пустынник построил там часовню и подвизался в посте и молитве. Народное почитание святого места не прекращалось, а известие о чудесах от обретенной иконы привлекло иноков ближайшего монастыря — Путивльского Молченского, находившегося в 40 верстах от места явления образа. Монахи поставили новую часовню и в ней исполняли свое правило. 

Их можно назвать первыми иноками новой обители, названной Глинской — скорее всего потому, что ее земли принадлежали князьям Глинским, из рода которых была жена Ивана Грозного — Елена. Есть и другая версия: будто был здесь удобный участок, с хорошей глиной, которую брали местные крестьяне для изготовления глиняной посуды. Сейчас трудно об этом судить. Почва там песчаная, совсем не подходящая для гончаров.

В конце XVI в. благочестивый житель этой волости созвал своих односельчан, и они вместо часовни построили деревянный храм. Икону пробовали снять с сосны, но она чудесным образом снова оказывалась на месте своего явления. Слава о чудотворной иконе все более распространялась, и ее пытались переносить в близлежащие города — Путивль, Рыльск, Севск. Но, когда оставляли икону в каком-либо городе, она исчезала и оказывалась на прежнем месте. Со временем в пустыни был построен каменный храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы.
ВОССТАНОВИТЕЛЬ ПУСТЫНИ
Многое для развития и благополучия Глинской пустыни сделал преподобный Филарет (Данилевский, 1777–1841), превратив ее в источник духовного просвещения. Фома Данилевский, будущий игумен Филарет, родился в Украине, в казачьей семье, и воспитан был в строгом благочестии. С детства он проявил любовь и прилежание к Церкви и богослужению, что и определило его жизненный путь.
Протоиерей, настоятель храма, где на клиросе пел и читал Фома, однажды отправился в Киев, взяв с собой отрока. В Киеве у протоиерея был знакомый — уважаемый старец, настоятель Дальних пещер Киево-Печерской Лавры, иеромонах Трифиллий, который принял Фому к себе в келейники. В Киево-Печерской Лавре Фома Данилевский прожил около трех лет. Духовно воспитывая его, старец пророчески говорил: «Знай же, ты будешь монахом и начальником над монахами».

Но, прежде чем посвятить себя монашеству, юноша пошел служить в Черноморское казачье войско, где пребывал причетником войскового храма. Однако, заболев, вернулся в Киево-Печерскую Лавру и продолжил послушнический путь, где пел на клиросе вместе с будущим святителем Антонием (Смирницким), с которым имел дружеские отношения.

В 1802 г. Фома отправился в Софрониеву пустынь. Он пал в ноги настоятелю архимандриту Феодосию (Маслову) и просил принять его под свое духовное руководство. Этот опытнейший старец, друг и сотаинник преподобного Паисия (Величковского), взял новопостриженного отца Филарета под свое руководство, обучая его науке распознавания помыслов, очищения сердца и умной молитвы.

В 1817 г. Филарет был назначен настоятелем Глинской пустыни. Как в духовном, так и в материальном отношении обитель пребывала далеко не в лучшем состоянии. Деревянные строения обветшали, единственный храм о двух главах требовал ремонта. Казна была пуста, хлеба не хватало, иноки питались вареной свеклой. Они просили у преподобного Филарета благословения, чтобы покинуть пустынь. Но он уговорил их потерпеть, и братия вернулась в свои келии. А вскоре сюда прибыл большой обоз с мукой, который был пожертвован неведомым меценатом. Пронесся слух, что об этом позаботился настоятель…

Важным трудом его деятельности стал «Устав Глинской пустыни», рассмотренный и утвержденный в 1821 г. Святейшим Синодом. Он состоял из трех разделов, в которых были определены чин богослужения, порядок в трапезе, обязанности братии на послушании («пот, проливаемый монахом на послушании, имеет в очах Божиих такое же спасительное значение для труженика, какое имеет кровь, пролитая и проливаемая мучениками») и в келиях, обязанности настоятеля и старшей должностной братии и др. Настоятель требовал строгого соблюдения устава, заявляя, что если кто его нарушит, то с таковым он будет судиться на суде Божием.

В 1839 г. Филарет был возведен в игуменское достоинство. К тому времени количество иноков пустыни составляло свыше 100 человек. Скончался преподобный Филарет 31 марта 1841 г., оставив после себя добрые дела и светлую память. Рака с его мощами находится в Никольском храме Глинской пустыни.
СТАРЦЫ
В Тропаре Собору преподобных старцев Глинских говорится: «Преподобнии и богоноснии отцы наши Глинстии, ученьми древних отцев старчество в обители утвердившии, молитвою, кротостию, постом и смирением в послушании любовь Христову стяжавшии; во дни гонения в разсеянии за веру православную, яко звезды на небесех всю вселенную просветившии и ко Христу приведшии. Молитеся ко Господу, помиловати и спасти души наша».

Жизнь этих старцев, проходившая в трудах и молитвах, была тяжелой и суровой. Некоторые из них были канонизированы в лике преподобных. Известно, что еще до прихода сюда настоятеля Филарета в пустыни подвизались такие старцы, как преподобные Василий (Кишкин, 1745–1831) и Феодот (Левченко, † 1859).

О старце Василии почти никаких сведений до нас не дошло. Когда среди глинской братии появился Феодот, то его поставили трудиться на кухне. Это была тяжелая работа, послушник выполнял все указания старших безропотно, терпя обиды и оскорбления. На кухне нес послушание чуть ли не всю жизнь, здесь и ночевал — своей келии тогда у него не было. Тут же горячо и усердно молился. Преподобный Филарет ставил его братии в пример. Когда Феодот состарился, то стал трудиться на пасеке. Молился в тесной келии, на соломе. 16 июля 1859 г. он предал свой дух Господу.

Подвижничество Феодота запечатлелось в сердце преподобного Мартирия (Кириченко, 1800–1865). В пустынь он пришел послушником в возрасте 31 года, работал в поварне. Был скромен, не имел личного имущества и прожил свою жизнь простым монахом. Мартирий происходил из состоятельной семьи, и когда его брат посещал Глинскую пустынь, то всегда оставлял ей богатые приношения. Сам Мартирий не пожелал принимать руководства над молодыми иноками, считая себя недостойным священного сана.

Их современником был и смиренный старец Евфимий (Любимченко, 1795–1866). Поступив в пустынь в 1818 г., выполнял черную работу и своим добросовестным трудом обратил внимание настоятеля преподобного Филарета — его назначили к нему келейником. Находясь в старческом возрасте, Евфимий подавал насельникам полезные и мудрые советы. 30 лет он исполнял пономарские обязанности, досконально знал Церковный Устав. Преподобный часто уходил в лес, где проводил часы в молитвенном созерцании, но всегда вовремя возвращался на службу. Скончался 7 февраля 1866 г., причастившись перед уходом из жизни Святых Христовых Таин. При этом он плакал, как сам говорил братии, слезами радости от предстоящей встречи с Господом.

При настоятеле пустыни преподобном Иннокентии (Степанове, † 1888) росло и укреплялось в подвиге новое поколение монахов. Среди подвижников были схиархимандрит Иоанникий (Гомолко, 1842–1912), схимонах Архип (Шестаков, † 1896) и схимонах Лука (Швец, † 1898).

Сразу же после кончины преподобного Иннокентия настоятельство в Глинской пустыни принял Иоанникий. Мудрый старец, он строго следил за порядком в монастыре, наставляя братию ко спасению, однако из-за клеветы был вынужден покинуть монастырь.

Преподобный Архипп пребывал в пустыни с 1852 г., неся послушание в пекарне. Отец Архипп часто юродствовал, чтобы избавиться от суетных посетителей или недушеполезных разговоров, и говаривал: «Лучше всего дураком быть, да надобно уметь им сделаться».

Одним из глинских братьев, чья жизнь прошла в мучительных скитаниях по монастырям, был преподобный Лука. Будучи молодым послушником, он следовал наставлениям старца схиархимандрита Илиодора (Голованицкого, 1795–1879). По словам старца Архиппа, Лука вычитывал 12 тысяч Иисусовых молитв в сутки и, кроме того, находил время на чтение святоотеческих творений о молитве и воздержании ума от греховных помыслов.
БЫЛОЕ ВЕЛИКОЛЕПИЕ ОБИТЕЛИ
За все время существования Глинской пустыни она не раз была разорена. Ее собор в честь Рождества Пресвятой Богородицы был построен накануне секуляризации монастырских земель, а потом отреставрирован усилиями преподобного Филарета. В середине XIX в. его реконструировали, а почти через 100 лет безбожная власть стерла собор с лица земли… На дореволюционной фотографии хорошо видна прекрасная панорама Глинской пустыни с ее храмами и сооружениями.
Один из храмов, в честь Иверской иконы Божией Матери, стоял на каменных сводах входных ворот (сама икона была прислана сюда с Афона). Рядом с храмом находилась книжная лавка. На территории пустыни располагались: теплый храм в честь Успения Пресвятой Богородицы, храм в честь Нерукотворенного Образа Господа Иисуса Христа (Спасо-Илиодоровский скит) и церковь в Ближнем скиту (недалеко от братского кладбища). Храмы были каменные (кроме храма в Спасо-Илиодоровском скиту), прочные, с богатой церковной утварью.

Действовали 4 домовые церкви, 15 братских корпусов, 8 гостиниц для паломников и трапезная. Работали прачечная, больница с аптекой. В период революции и гражданской войны почти все это было повержено в руины.

В 1922 г. местные органы власти закрыли монастырь и организовали тут городок для детей, прибывших из Поволжья, где разразился страшный голод. В 1928 г. вместо него была создана сельскохозяйственная артель, преобразованная в дальнейшем в коллективное хозяйство, которое сменил в 1936 г. промышленный комбинат, изготавливавший различный инвентарь для сельхозработ.

В 1941 г. Сумщину оккупировали немецкие захватчики. Монастырская жизнь в Глинской пустыни возобновилась благодаря насельникам, которые добились ее открытия в 1942 г. Обитель содержалась на добровольных пожертвованиях прихожан. Братия жила в нищете. Муку для просфор и вино для Литургии доставали с большими затруднениями. Однако монахи не роптали…

Какое-то время после войны пустынь еще действовала. Но наступила волна гонений при правлении Хрущева: последовали частые проверки обители, были составлены списки монахов с пометками против фамилий о дальнейшей их судьбе.

Глинскую пустынь решили закрыть, под любым предлогом выселив из нее всю братию. Для этого был разработан специальный план. В 1961 г. сотрудники УВД, окружив монастырь, подогнали грузовые машины, принудительно поместили в них монахов и отвезли их на железнодорожную станцию. Одних отправили в ссылку, иных определили в действующие обители, а кто-то попал на Афон. Спасительным прибежищем для многих Глинских монахов стала Грузинская Православная Церковь, где нашел приют и каноник монастыря Леонтий (Гудимов), ставший впоследствии митрополитом Одесским и Херсонским.

Все храмы и постройки закрытой пустыни были переданы Сосновскому дому инвалидов, на основе которого потом создали интернат для психически больных граждан.
СВЯТЫНИ
История Глинской пустыни неразрывно связана с чудотворной иконой Рождества Пресвятой Богородицы, которой, собственно, и был обязан своим появлением монастырь. До закрытия обители образ пребывал в соборе в честь Рождества Пресвятой Богородицы.

В изданной в 1912 г. книге, посвященной истории и современному состоянию обители, дано достаточно полное ее описание. «Икона эта, высотою 4 1/2 вершка (20 см) и шириною в 3 3/4 вершка (16,7 см), имеет три изображения, отделенных друг от друга особыми очертаниями: праведного Иоакима, праведной Анны и их благословенного плода — Девы Марии на руках у жены. Икона всегда располагалась над Царскими вратами главного храма собора или теплой церкви, смотря по тому, где, соответственно времени года, совершается богослужение. Под иконой находятся серебряные привесы, которые, по примеру св. Иоанна Дамаскина, оставляются во всегдашнюю память получившими исцеления.

По субботам, на время соборного акафиста Богородице, а также для прикладывания в другое время, чудотворная икона спускается на двух тесьмах, прикрытых шелковою лентой с написанным на ней золотыми буквами последним кондаком Благовещенского акафиста и Богородичного: “Под Твою милость прибегаем, Богородице Дево’’».

По молитвам у этой иконы происходили многочисленные исцеления. Например, достоверная история гласит, что в 1893 г. у рясофорного монаха Симеона на руке появился кожный нарост, который мучил его. Никакие лекарства не помогали. Но после молитвы перед чудотворным образом и помазания руки маслом из его лампады монах исцелился. Другой больной, из Севска, страдал слабостью, сильным сердцебиением и слепотой. Придя в монастырь, он помолился перед этой иконой, протер маслом глаза и прозрел. По благословению игумена исцеленный принял постриг и остался служить в пустыни. Чудотворная икона помогала бороться с холерой и возникшими пожарами, о чем сообщали «Биржевые ведомости».

В 1922 г., после разгрома монастыря, она оказалась в с. Шалыгино: икону забрали члены местного церковного совета. Дальнейший след ее теряется, но существует надежда, что образ вернется в родную обитель. Ныне в Никольской церкви монастыря находится список с Пустынно-Глинской иконы Богородицы.

Необходимо сказать и об иконе с Нерукотворенным Образом Спасителя. В описании Глинской пустыни 1829 г. говорится: «Один из братьев здешних, иеродиакон Авксентий, имел деда, весьма благоговейного инока, который, упражняясь в искусстве живописи в XVIII веке, написал в посте и молитве икону “Нерукотворенного Спаса”». В 1818 г., по просьбе матери Авксентия, она была передана в Глинскую пустынь. В их доме этот образ всегда почитался чудотворным. Стоило кому-либо начать пустословить или сплетничать в комнате, где находилась эта икона, как тут же от нее раздавался странный треск, прекращавший подобные разговоры…

Одно время в монастырском соборном храме хранился и чтимый список Молченской иконы Божией Матери, украшенный серебряной ризой. Ее оригинал был утрачен в начале XIX в.
ВОЗРОЖДЕНИЕ
Новая глава в истории Глинской пустыни начинается с 1994 г., с момента окончательной передачи ее Церкви. Основными проектами реконструкции являются надвратный и Никольский храмы.

Значительным для всей Церкви событием стала канонизация 13-ти глинских подвижников, которая состоялась в 2008 г. Тогдашний архиепископ Конотопский и Глуховский Лука, обращаясь к своей пастве, отметил: «Эти Глинские святые — наши соотечественники. Их монашеский и молитвенный подвиг служения Богу и людям укрепляет веру современных православных христиан. С канонизацией Глинских подвижников мы получили еще одних небесных покровителей нашего края…».

В пустыни были обретены мощи девяти старцев-подвижников, почивающие ныне в Никольской церкви. А в середине 2010 г. здесь прошли торжества по случаю прославления еще трех насельников: схимитрополита Зиновия (Мажуги), схиархимандритов Андроника (Лукаша) и Серафима (Романцева). Тогда обитель посетило несколько тысяч паломников. Божественную литургию возглавил Блаженнейший Митрополит Владимир, являющийся Священноархимандритом монастыря, который с 1996 г. стал ставропигиальным.

Следует сказать, что Глинская пустынь находится в 12 км от города Глухова и связана с ним не только географической близостью: в XX в. многие Глинские иноки нашли себе приют в Глухове или в его окрестностях. А теперь в городе действует Духовно-просветительский центр, опекаемый Глинской пустынью.
Лев Кудрявцев
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика