Милостью Божией уже восьмой год я несу послушание за свечным ящиком в храме во имя святителя Луки Крымского г. Белая Церковь Киевской области. Пока служба проходит в приспособленном под храм помещении.

Но рядом строится красавица-церковь на территории больничного комплекса № 1. За этот период мне пришлось услышать много жизненных историй, когда Промысл Божий вел человека к осознанию истинных жизненных ценностей, к спасительной Православной вере. И, как правило, путь этот трудный, ибо многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие (Деян. 14: 22).
Отчаянных единая надежда
Случилось так, что заболела моя подруга. Веселая и жизнерадостная, она совсем упала духом — тяжелый недуг затмил весь мир. Она обратилась к врачу, ответ был ошеломляющим: «Состояние здоровья критическое, болезнь прогрессирует, необходимо четко выполнять все предписания». Доктор выписал рецепт, стоимость лекарств превышала две тысячи гривен. Потом еще многочисленные капельницы, анализы, уколы и пр.
Пришлось занимать деньги. На работе начальница заявила, что больничный лист оплачивать не собирается, и, вообще, на ее место есть здоровые люди. Пришлось уволиться.
Между тем, хотя моя подруга четко принимала все лекарства, облегчения не наступало. Положение казалось безвыходным. Пришлось обратиться к Врачу Небесному…
Полная отчаяния, женщина пришла в храм. Ее молитвы были искренними и горячими. Болящая впервые исповедалась, причастилась, стала постоянной прихожанкой храма. Силы начали возвращаться, здоровье улучшилось.
Со временем моя подруга нашла новую работу, значительно лучше прежней, и неустанно благодарит Бога за Его милости к нам, грешным.
Икона — окно в горний мир
Эта история приключилась со мной несколько лет назад. После смерти бабушки Веры Петровны, верующей православной христианки, остались иконы. Родители их сняли со святого угла и сложили в книжном шкафу.
Милостью Божией и бабушкиными молитвами со временем я стала ходить в церковь. Для меня открылся новый мир. В один из приездов к родителям (они жили на Донбассе) я забрала с собой иконы.
Меня радовало, что они старинные, намоленные, по всей вероятности, писанные до 1917 г. Две из них — образ с Тихвинской иконой Божией Матери и икона преподобного Иова — написаны на доске.
А дома у меня возникла проблема, как разместить иконы в малогабаритной квартире, где и так их было множество — паломничая по святым местам, всегда хотелось привезти домой икону на память. Появилась мысль отвезти иконы на дачу, где наша семья собирается в выходные.
В один из летних дней я забрала иконы на дачу, но… Когда я вставила ключ в замочную скважину и повернула, он сломался, будто спичка. Это меня ошеломило, стало даже немного страшновато…
Походила по даче, успокоилась, потом все-таки решила довести до конца задуманное. У соседей попросила нож и попыталась им открыть замок — сломался кончик ножа! Больше я не экспериментировала. Я поняла, что образа должны пребывать в доме, где мы живем.
Икона — окно в горний мир, она создана для молитвы. Теперь упомянутые выше иконы в нашей семье почитаются как величайшие реликвии.
Умягчение злых сердец
Прихожанка Галина вместе с мужем строили дом: при небольших материальных доходах, преимущественно своим трудом. Работа продвигалась крайне медленно. Отец мужа жил отдельно, иногда наведывался на стройку, давал дельные советы.
Строительство близилось к завершению, и вдруг свекор заявил: «Дом мне нравится, оформляйте все документы на меня — я буду хозяин!». Такого поворота дел никто не ожидал. Семья свекра была многочисленная. Понятно, что со временем все это будет делиться… Как тут избежать конфликта?
В отчаянии Галина обратилась за советом к священнику. Батюшка благословил ее молиться за свекра — 40 дней читать акафист иконе Божией Матери «Умягчение злых сердец».
Прошло немного времени, и вот пришел к ним свекор со словами: «Оформляйте дом как хотите, я пожилой человек, и мне достаточно своего жилья».
Так Господь и Матерь Божия управили житейские дела нашей прихожанки.
Путь к вере
Наш сосед по даче, полковник авиации в отставке, еще полный сил, внезапно тяжело заболел. Дачники сочувствовали ему, между собой жалели хорошего человека, зная, что диагноз безнадежный — рак горла.
Долгое время сосед не появлялся. Когда же наконец приехал и мы пили с ним чай, он рассказал свою историю:
«Болезнь все прогрессировала, пища проходила с трудом, я едва мог говорить — не жилец на этом свете, да и только. Жена готовилась к похоронам. Пришлось лечь в столичный военный госпиталь.
Профессор назначил только химиотерапию, что обычно и делается по инструкции в таких случаях. Облегчения не наступало.
Однажды ко мне в госпиталь пришла посетительница — женщина средних лет. Назвала мою фамилию, попросила вызвать. Я удивился, поскольку видел ее впервые в жизни. Как она могла обо мне все знать? Внешне женщина ничем не отличалась от других, увидишь в толпе — и не обратишь внимания.
Посетительница мне сказала: «Знаю, какая беда с Вами приключилась. Как бы там ни было, надо долечиться в госпитале до конца, пройдя полный курс лечения. Но поможет Вам только молитва «Отче наш», читайте ее столько-то раз в день».
Тут меня начали душить слезы. Выхода нет, стал читать эту молитву, да и времени в госпитале было предостаточно. Удивительно, однако я никак не мог выучить эту молитву наизусть, хотя память у меня отличная. Пришлось читать по бумажке.
Через несколько дней была Пасха. Профессор отпустил меня домой, однако я и там не оставлял молитву. В ночь на Светлое Христово Воскресение, помолившись, заснул. Утром я почувствовал себя совсем иначе.
В горле опухоли не было… Это подтвердил и профессор, который был изумлен не меньше меня, ведь не осталось даже рубцов».
Так наш сосед стал православным христианином, нес послушания в храме, паломничал по святым местам, соблюдал посты, в праздничные и воскресные дни неизменно был на Литургии. С того времени прошло двенадцать лет, наш сосед жив и здоров, и с его разрешения я публикую эти факты.
Тамара Зозуленко
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика