В столице Португалии, Лиссабоне, вот уже десять лет существует община Русской Православной Церкви. Ее возглавляет игумен Арсений (Соколов), который в 2001 г. был направлен служить в Испанию, а в 2003-м возглавил Всехсвятский приход Лиссабона. Сначала у общины не было постоянного церковного помещения. Богослужения совершались в часовне супермаркета, в часовне посольства Болгарии, в женском католическом монастыре и просто по квартирам.

В январе 2005 г. лиссабонский католический патриарх Жозе Поликарпу передал в безвозмездное пользование общины часовню недалеко от центра города.

Игумен Арсений — доктор богословия, известный современный библеист. В конце прошлого года он участвовал в Международных Успенских чтениях в Киеве и рассказал «Церковной православной газете» о том, почему мужья украинских эмигранток переходят в Православие, что главное в христианской миссии и как рассказать современному европейцу о Христе.
— Как православным живется в Португалии?
— Больше половины нашей лиссабонской общины — это украинцы и молдаване, приехавшие работать в Португалию. Когда разразился кризис, жизнь стала тяжелой, многие потеряли работу. И в этой ситуации мы стараемся развивать на приходе не только богослужебные формы деятельности, ведя вместе с тем социальную работу.
Община должна быть и социальным центром тоже. Потому что люди часто впервые переступают порог храма, именно оказавшись на чужбине. Быть может, даже не потому что уверовали, а от пережитого культурного шока. Ищут сочувствия, понимания и приходят за такой помощью в православный храм.
Чем помогаем мы? У нас при церкви работает сборный пункт вещей, которые мы распределяем среди нуждающихся и бездомных. Готовим продуктовые наборы для бедных прихожан, делаем бутербродные рейды по вокзалам. Этим направлением у нас занимается социальный работник, родом с Западной Украины, который сам когдато жил вЛиссабоне на улице.
Есть и другие проекты. Слава Богу, что у нас есть возможность помогать нуждающимся в тех жестоких условиях, в которых они оказались. Этим людям очень важно найти поддержку и увидеть, что им помогают не потому, что от них чего-тохотят, а простопотому, что они брат или сестра во Христе. Даром получить. Ведь и мы в Церкви все получаем даром.
— А кроме социальной работы, занимаетесь ли вы «чистым» миссионерством, проповедуете ли Христа португальцам?
— Ну, миссионерство среди португальцев было бы прозелитизмом. Поэтому мы в чужом водоеме рыбу не ловим, и католиков, которых в нашей стране большинство, в Православие не переманиваем. А вот миссионерствовать в нашей эмигрантской среде, среди приехавших из стран бывшего СССР, стараемся по мере сил.
Наша община опекает сейчас три тюрьмы. В каждой из них по 10—15 наших соотечественников. Раз в месяц мы их посещаем. Диакон Григорий Боблиенко из Винницы, который служит в нашем храме, — мой верный помощник в этом. Начинали мы с малого: навещали заключенных, дарили телефонные карточки, служили молебны, читали вместе Священное Писание.
А потом, постепенно, в этих тюрьмах образовались евхаристические группы, в которых заключенные не только читают Библию и молятся, но уже готовы исповедоваться и причащаться. Каждый раз в наш приезд это делать не получается, но мы стараемся как можно чаще совершать здесь Литургию.
Посещать узников — это ведь тоже одна из форм миссии, как сказано в Послании апостола Павла: «помните узников, как бы и вы с ними были в узах, и страждущих, как и сами находитесь в теле» (Евр. 13: 3). Здесь главное даже не проповедь наша среди заключенных, а исполнение заповедей Христовых. Это наш христианский долг, потому что в лице узников мы посетили Христа.
— Насчет «чужого водоема»… Случается ли, что коренные португальцы, католики по вероисповеданию, интересуются Православием, заходят в Ваш храм?
— Да, и мы таких людей никогда не отталкиваем. У нас были случаи, когда португальцы принимали Православие. Несколько раз наши соотечественницы даже принуждали к этому своих будущих мужей, мол, «если не примешь Православие, я за тебя замуж не выйду». Слава Богу, некоторые из них стали активно участвовать в церковной жизни.
Например, у нас есть один очень активный прихожанин, который читает Апостол по-португальски. Он, кстати, не из католиков. Его родители были коммунистами, он жил в Москве, где его мама работала на пропагандистском радио. Вот он там вырос и получил коммунистическое воспитание, а уверовал уже через одну рабу Божию из Украины, которая привела его к Православию.
Но самое большое сокровище нашей церковной общины — это монах Филипп, коренной лиссабонец из аристократической семьи, получивший глубокое католическое воспитание. Ему 84 года. Впервые Луиш Рибейру (мирское имя монаха) попал на православное богослужение во Франции 60 лет назад. Ему очень понравилось, он стал чаще посещать православные службы и познакомился с известным духовником и писателем архимандритом Плакидой (Дезеем), который стал его духовным наставником.
Вернувшись в Португалию, он попал в трудное положение. В то время здесь правил диктатор Салазар, при котором все конфессии, кроме католичества, были запрещены. Единственный действующий православный храм был только на территории греческого посольства. Дважды в год, на Пасху и Рождество, из Греции туда прилетал священник. И Луиш два раза в год ходил в это посольство участвовать в православном богослужении.
Но потом, в конце 1980-х, появилась небольшаягруппа православных христиан Русской Зарубежной Церкви. Они тоже были без своего духовенства, и несколько раз в год к ним прилетал священник из Парижа. Ну а десять лет назад появилась наша община. Луиш о ней узнал, начал приходить. Так мы познакомились, он стал активным членом нашего прихода.
Несколько лет назад владыка Инокентий постриг его в иноки, а затем благословил меня постричь его в монахи. По благословению епископа, на каждой Божественной литургии в нашем храме отец Филипп читает Евангелие на португальском языке и иногда произносит поучение к народу. Хотя он не клирик, ему оказана такая честь. Он по-настоящему духовный человек, тот, которых называют старцами. И я, и прихожане часто обращаемся к нему за духовным советом. «Несмотря на то что я православный, я был и остаюсь португальцем», — говорит монах. То есть, свою португальскую идентичность он не утратил.
— Как правильно рассказать о Христе современному человеку?
— Недавно Святейший Патриарх Кирилл сказал, что современным священникам, современным проповедникам нужно перебрасывать мостик от церковного языка к языку светскому, чтобы использовать новые формы миссии. Ведь сейчас мы имеем не столько церковнославянский, русский, украинский или португальский языки, сколько язык культуры.
Важно уметь говорить с человеком на его языке, в контексте его культуры. Для этого нужен миссионерский талант, это то, что делали отцы Церкви в III—IV вв. Они говорили на языке философов того времени и с его помощью воцерковили философский инструментарий, выработав православную терминологию. По сути, они смогли победить врага его же оружием.
— Иначе говоря, нужно воцерковить постмодернизм и на его языке говорить о христианстве?
— Это очень сложный вопрос. Постмодернизм принято ругать, а мне кажется, что нет ни одного направления в культуре, которое было бы совершенно бесполезным для христианства. Нам, христианам, нужно, прежде всего, хранить полную и безусловную верность Евангелию в слове и в своей жизни. А вот как его инкультурировать…
Если все то, что мы делаем, в том числе и в плане миссии, делать с православных евангельских позиций, тогда уже благодать Божия поможет этой инкультурации. Уж если Евангелие проповедуется папуасам на языке их культуры, то, наверное, в Европе эту проповедь осуществить еще легче.
Мы должны полюбить Евангелие, мы должны полюбить человека, которому это Евангелие проповедуем, быть свидетелями истины Христовой в любых условиях. А остальное зависит от Бога.
— И последний вопрос. Каковы перспективы у христианства в Португалии и вообще в Европе?
— Сейчас наступила переломная эпоха. Европейско-американская цивилизация, по всей видимости, уходит в прошлое. Возможно, она еще очень долго будет уходить, и на смену ей придет нечто совершенно новое. Будем ли мы способны дальше жить и спасаться в этом новом мире, зависит от нашей преданности Евангелию и Христу. Если мы сможем передать свою евангельскую традицию будущему поколению, тогда и христианство продолжит свое существование, в том числе и в Европе, даже до второго пришествия Христа.
Беседовал Олег Карпенко
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика