Этот обширный степной и лесостепной край, от Южного Буга до Дона, как и примыкающая к нему с запада Подолия, можно было бы назвать “коридором цивилизаций”*. На протяжении двух тысячелетий предыдущие племена сменялись здесь новыми. Последними, на этот раз навсегда, тут поселились предки украинцев и русских, превратившие Дикое Поле в цветущий земледельческий край.
ПЕРВЫЕ ВЕКА ХРИСТИАНСТВА В СЕВЕРНОМ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ И НИЖНЕМ ПОДНЕПРОВЬЕ

С Благой Вестью эти края ознакомились в первые века христианской эры.Согласно церковному Преданию, апостол Андрей Первозванный поднимался по Днепру и проповедовал на его берегах. Еще в период гонений на христиан, по-видимому, во II в., в римской провинции Малая Скифия (ныне румынская Добруджа) была основана епархия, власть которой распространялась и на северо-западное Причерноморье, вплоть до Крымского полуострова.
В конце того же века причерноморские степи заселяются пришельцами с побережья Балтики — готами. Готские войны против Рима III–IV вв. способствовали массовому появлению в причерноморских землях греческих пленных, от которых их новые хозяева узнавали о Христе. Вполне возможно, причерноморские народы получали сведения о христианской вере и из Крыма, куда на каменоломни ссылали христиан со всей Римской империи.
Решающим событием, приведшим к принятию христианства готами, было их поражение от войск императора Константина Великого в 323 г. Уже два года спустя на I Вселенском Соборе в Никее присутствовал митрополит Готии Феофил. Среди готов и других жителей причерноморских степей в последующие десятилетия проповедовали многие греческие миссионеры – Авдий, Евтихий, Фессалоникийский епископ Асхол. Последнего за апостольскую ревность в распространении и особенно поддержании святой веры между готами сам Василий Великий называл украшением своего отечества — Каппадокии.
Епископ готов Вульфила (Ульфила), создатель алфавита и письменности готов, перевел на их язык Священное Писание. Однако позднее он уклонился в арианство. Готская епархия находилась в северо-западном Причерноморье и сохранила православную веру, в отличие от основной массы готов, которая в конце 370-х гг. переселилась в пределы Римской империи. С переселением остатков готов в Крым в начале V в., на полуостров была перенесена и их епархия.
В Боспорском царстве, простиравшем свою власть на устье Дона и прилегающие к нему приазовские земли, христианство получило распространение в III в. На I Вселенском Соборе в Никее в 325 г. присутствовал боспорский епископ Кадм (в некоторых списках его имя Домн).
Боспорская епархия непрерывно продолжала существовать во весь последующий период, более тысячи лет, о чем свидетельствуют сохранившиеся в документах имена ее епископов. Епископ из Боспора Евдоксий, например, присутствовал на трех поместных Соборах. Со времен Халкидонского (IV Вселенского) Собора 451 г. епархия была подчинена Константинопольскому патриарху. Ее епископ Иоанн присутствовал на Константинопольском Соборе 536 г. К этому времени императором Юстинианом I Боспорское царство уже было упразднено и присоединено к Византии.

Имя епископа Боспорского Андрея упоминается в подписях VII Вселенского Собора в 787 г. Решения этого Собора, восстановившего иконопочитание после полувековых гонений, были утверждены в 843 г., после 30-летнего нового периода иконоборчества. По мнению некоторых историков, именно в иконоборческий период в пещерах, на месте нынешней Свято-Успенской Святогорской Лавры, появились первые монахи – беженцы из Византии. Но другие исследователи относят возникновение здесь первых пещерных монастырей к периоду Древней Руси.

ВО ВРЕМЕНА ДРЕВНЕЙ РУСИ И МОНГОЛО-ТАТАРСКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА
В IХ в. Византийская империя сталкивается с новым противником – “народом рос” (греч. Ρως). В Среднем Поднепровье к этому времени из племенных союзов полян и северян сложилось первое восточнославянское протогосударство, по мнению академика Б. А. Рыбакова, уже тогда носившее имя Русь. В 860 г. “пошли Аскольд и Дир войной на греков”, сообщает (ошибочно под 866 г.) “Повесть временных лет”. Однако этот поход завершился Крещением князей и большей части их дружины. Византийские источники свидетельствуют, что на Русь был послан епископ и создана епархия “Россия” (греч. Ρωσία).
Но, как известно, это первое Крещение, принятое от святого патриарха Фотия, охватило лишь очень небольшую часть древнерусского населения. Вскоре его результаты были почти сведены на нет языческой реакцией, наступившей после захвата Киева князем Олегом в 882 г. Только столетие спустя святому равноапостольному князю Владимиру удалось крестить Русь.
По южным и восточным границам своего государства, по рекам Десне, Остру, Трубежу, Суле и Стугне, князь создал цепь укрепленных поселений, где селил “мужей лучших от славян, и от кривичей, и от чуди, и от вятичей, и ими населил города, так как была война с печенегами”. Как полагают историки, для такой ответственной службы князь набирал преимущественно своих единоверцев – христиан.

В старой земле полян (на юг от Киева) было также большое количество боярских вотчин с укрепленными замками. Их население окормлялось Белгородской, а с 1072 г. – Юрьевской епархиями. На Левобережье, с созданием около 1054 г. Переяславской епархии, все порубежные приходы были подчинены ей. В конце ХI в. в Переяславе епископом был Ефрем, который построил в городе несколько каменных храмов, каменную баню и обнес город прочной крепостной стеной.

С появлением тогда нового могучего врага – кочевников-половцев, которые, покорив печенегов и огузов, стали хозяевами Великой Степи от Дуная до Иртыша, вся цепь крепостей дополнительно укреплялась. Так возникли Канев, где в 1144 г. Киевский князь Всеволод Ольгович заложил Георгиевский собор, украшающий город и сегодня, и Лубны, под которыми в 1107 г. князь Владимир Мономах наголову разбил половецкие орды.
Четыре года спустя он одержал новую большую победу, даже захватил столицу хана Шарукань (в районе современного Харькова). За эти победы князя вскоре призвали на киевский престол. Мудрый правитель, слова из “Поучения” которого вынесены в заглавие данной статьи, Владимир Мономах обеспечил Руси длительную передышку в борьбе с половцами.
Вновь за Рось была отодвинута граница с кочевниками, на границе были поселены союзные тюркские племена, известные под общим именем черных клобуков. Черные клобуки (торки и берендеи), заселившие новые города по берегам Роси (Юрьев, Торческ, Корсунь, Дверен и др.), защищали Русь от половцев. Они (прежде всего их знать) постепенно воспринимали древнерусский язык, культуру Руси и даже русский былинный эпос.

Раскопки Торческа Б. А. Рыбаковым показали, что это был довольно крупный черноклобукский город XII–XIII вв., детинец которого был населен русичами, в нем, по всей видимости, находилась резиденция русских князей. В 1227 г., потеряв Галич, в Торческе утвердился князь Мстислав Удатный (Удалой). Отсюда он в союзе со своим тестем, половецким ханом Котяном, с князьями Владимиром Рюриковичем Киевским и Александром Белзским ходил войной на поляков, венгров и мятежных галицких бояр. Здесь князь и умер, приняв перед смертью схиму.

Весьма упорно степные союзники киевских князей придерживались своих древних религиозных представлений. За это летописи называют их “наши поганыи”. Первые попытки (неудачные) распространения среди торков христианства были сделаны в начале XI в. латинскими миссионерами. Торки и далее оставались в массе своей язычниками, но позднее часть из них, осевшая и постепенно ассимилировавшаяся с окружающим русским населением, приняла Православие. Процесс этот был прерван монгольским нашествием. Кочевая часть черных клобуков в конечном итоге слилась с новыми завоевателями.
Будучи язычниками, половцы также иногда принимали христианство, особенно знать, заключавшая браки с русскими князьями. В конце ХII – начале ХIII в. напряжение в русско-половецких отношениях начало спадать, особенно, когда над восточным горизонтом нависла смертельная угроза – появился враг дотоле невиданной силы. Битва на Калке в 1223 г., в которой войска половцев и русичей были наголову разгромлены монголами, стала предвестником наступившего полтора десятилетия спустя переломного события в истории Руси.
Нашествие монголо-татар нанесло Киевской Руси смертельный удар. Произошедшее в период феодальной раздробленности, когда объединительная тенденция едва-едва намечалась, это нашествие не только остановило продвижение русских поселений в степь, но и разорило ранее цветущий лесостепной край от Роси до Оки и Волги. Сотни городов и деревень были стерты с лица земли, десятки тысяч людей истреблены или угнаны в рабство. Погибло множество священнослужителей, защищавших родные города и села наряду с паствой.

В Переяславе оборону возглавлял епископ Симеон, который был убит монголо-татарами. Переяслав с его прекрасными каменными храмами был фактически уничтожен и возродился только в ХVI в.; Чернигов хоть и не перестал существовать, но пришел в упадок и достиг прежних размеров еще на два столетия позже. Там, где ранее колосились нивы и был слышен перезвон церковных колоколов, на несколько веков утвердилась Дикая Степь. Повсюду народ стонал от “лютого томления бесурменьского”.

В делах религии, однако, монголо-татарские ханы проявили гораздо большую терпимость, чем несущие на острие меча католичество рыцари Тевтонского ордена, резко усилившие в эти же годы свой натиск на северо-запад Руси. Казнь в 1246 г. благоверного князя Михаила Черниговского и его боярина Феодора за отказ пройти монгольский языческий обряд была исключением, а не правилом. Князей убивали и травили в Орде немало, о чем повествует, в частности, галицко-волынский летописец, но казнили их по политическим, а не по религиозным мотивам.
Митрополит Киевский и всея Руси Кирилл II (†1281), как и великий князь Киевский и Владимирский Александр Невский († 1263), с горечью в душе признавал тщетность сопротивления монголам в условиях разгрома Руси и раздробленности ее на множество уделов. Приходилось покориться и собирать силы… “Кирилл умел отстаивать церковные интересы перед монгольскими ханами, – пишет член-корреспондент АН СССР и РАН Я. Н. Щапов. – 1 августа 1267 г. ханом Менгу Тимуром ему была выдана жалованная грамота (ярлык), в которой содержались гарантии терпимости в религиозных вопросах, духовенство освобождалось от различных налогов, провозглашались неприкосновенность церковной недвижимости и предметов культа и льготы в отношении подвластных церкви людей.
Из текста можно заключить, что Кирилл и ранее, возможно, получал такие грамоты от золотоордынских ханов Батыя (1237–1256) и Берке (1256–1266)”. Он добился основания в монгольской столице в 1261 г. Сарайской епархии, к которой были присоединены и приходы Переяславской епархии, упраздненной в связи с крайней разоренностью Переяслава. Кирилл в 1269 г. посвятил Феогноста в сан епископа Переяславля Русского и Сарая. По заданию митрополита и хана Менгу Тимура Феогност в 1276 г. ездил в Константинополь к императору и патриарху.

Во время монгольского владычества землями юга Руси управляли из Киева или посадники великих князей Владимирских, или непосредственно ханские баскаки. Из местных князей упоминается в летописях в 1331 г. некий князь Феодор. В 1299 г. из Киева во Владимир-на-Клязьме переезжает митрополит Киевский и всея Руси Максим. В то время в Золотой Орде шла феодальная война, – в степях междуречья Дона и Днестра. В результате хан Токта подчинил себе земли фактически независимого от Сарая беклярбека Ногая. По-видимому, войсками Токты тогда был сильно разорен Киев и Поднепровье, что было одной из причин переезда митрополита в более населенную Северо-Восточную Русь.

С установлением зависимости от Великого княжества Литовского начинается определенное оживление земледельческих поселений крайнего юга владений Киевского княжества.
ПОД ВЛАСТЬЮ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО
“Темное время” в истории Юго-Западной Руси охватывает первое столетие после монгольского завоевания. Историки из-за обрывочности сведений в немногочисленных сохранившихся документах той поры все еще спорят, когда же эти края были подчинены Литвой — в 1320-е гг., в 1331 г. или в 1362 г. Но несомненно, что набеги литовцев начались уже в первые годы после нашествия Батыя.
Об этом, в частности, пишет посетивший тогда Киев папский посол Плано Карпини ко двору монгольского хана. Возможно, что уже при Гедимине, как и в соседней Подолии, устанавливается своеобразный литовско-монгольский “дуумвират” над землями вдоль Роси и несколько южнее. В лице Симеона Гордого, первым из московских князей титуловавшимся “великим князем всея Руси”, начинают заявлять свои наследственные права на все земли Руси и Рюриковичи.
Золотая Орда, дабы не потерять контроль над Русью, начинает активно играть на их противоречиях. Но и князья стремились использовать Орду в начавшейся между ними борьбе за объединение всех русских земель. По словам академика Б. Д. Грекова, Симеон “запугивал хана Литвой точно так же, как Ольгерд пугал его Москвой”.
Но Москве предстояло покорить еще много удельных княжеств на северо-востоке, прежде чем она могла подступиться к южной части “отчины” своих князей. Литовские же владения были совсем рядом. Золотая Орда к этому времени ослабевает, вступает в период феодальной раздробленности. Разгром Ольгердом ордынцев под Синими Водами осенью 1362 г. решил дело. Обширная Киевская земля окончательно попала под литовский сюзеренитет.
Князем в вассальном Киевском княжестве Ольгерд поставил Владимира, своего сына от первого брака. Но еще раньше, почти одновременно с поставлением митрополитом Киевским и всея Руси святителя Алексия в 1354 г., Ольгерд добился на короткое время восстановления Литовской митрополии с кафедрой в Новогрудке. Митрополия включала в себя Полоцкую и Туровскую епархии и епархии Малой Руси (земли бывшего Галицко-Волынского княжества).
Ее глава, митрополит Роман, воспользовавшись захватом Брянского княжества с Черниговом Ольгердом, немедленно предъявил свои претензии на Брянскую епархию и на Киев. Однако здесь ему закрепиться не удалось — “не приняше бо его кияне”. В 1361 г., по жалобам святителя Алексия, патриарх Каллист разбирал вопрос о границах Киевской и Литовской митрополий, подтвердив право митрополита Киевского Алексия на Киев и всю Русь, кроме Литовской митрополии. Однако в следующем году Роман умер и Ольгерд признал права Алексия в своих владениях, хоть впоследствии, недовольный отказом митрополита избрать постоянной резиденцией Киев, а не Москву, не пускал его окормлять паству.
При поддерживаемом местным боярством Владимире Ольгердовиче (1362 – 1394) Киевское княжество пользовалось значительной автономией. Ослабление ордынского натиска сделало возможным продвижение населения на юг, были, в частности, основаны Черкассы. По “Списку русских городов дальних и ближних” территория княжества была очень обширна – простиралась на восток до Случи, на севере переходила за Припять; на востоке заходила за Днепр (Остерский повет); на юге граница то отступала к Роси, то достигала Черного моря (при Витовте) и включала 71 город (важнейшие – Житомир, Туров, Могилев, Брянск, Новгород-Северский, Курск, Чернигов, Рыльск, Путивль, Корсунь).
Решительно поддержав митрополита Киевского и всея Руси Киприана, который, из-за конфликта с великим князем Московским Димитрием Донским, вынужден был в 1380-е гг. пребывать в Киеве, Владимир способствовал воссоединению православных под его омофором: “и преста мятежь в митрополии, и бысть едина митрополья Киев, и Галичъ, и всея Руси”. Владимир чеканил свою монету и, как и его сын Олелько (Александр) и внук Симеон, правившие возрожденным почти на три десятилетия княжеством в 1443–1471 гг.), поддерживал тесные связи с княжествами Северо-Восточной Руси, особенно с Тверским.
После Кревской унии Литвы и Польши 1385 г. и принятия литовцами католичества положение осложнилось. Последовавшие длительные усобицы привели к власти в Великом княжестве Литовском князя Витовта, которому Владимир не желал присягать, за что и был смещен. Впоследствии он бежал в Москву. Киевское княжество вскоре было упразднено.
Витовт вынашивал планы расторжения унии с Польшей. Однако в 1399 г., вместе со своим союзником Тохтамышем, он потерпел тяжелое поражение от войск захватившего власть в Золотой Орде темника Едигея, поэтому был вынужден укрепить союз с Польшей. Позднее Витовту удалось расширить свои владения до Черного моря. Но во второй половине ХV в., с образованием на развалинах Золотой Орды Крымского ханства, вновь резко усилились татарские набеги на Литву и Польшу, и население степных районов вновь вынуждено было уходить к северу. Только после Люблинской унии 1569 г., образовавшей сильное единое польско-литовское государство — Речь Посполитую, колонизация степи возобновилась.
Владимир Моисеенко
* Этот термин в своей работе “Православное монашество на Подолии IV — 30-е гг. XX века” (исторические очерки), изданной в Виннице в 2009 г. (http://palomnik.vn.ua/content/view/9/11/), вводит председатель Винницкого церковно-исторического комитета А. В. Сварчевский.
УПОВАЙ НА БОГА, ИБО ВЕРИШЬ В НЕГО. История Православия на Слобожанщине, в Донецком крае и Нижнем Поднепровье. Часть II.
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика