В Киеве за последние 20 лет построено множество прекрасных храмов. Но этот имеет одну особенность. Он воздвигнут на улице Кронштадтской в честь праведного Иоанна Кронштадтского — всеправославного любимца, молитвенника и чудотворца. 

Почитаемого наряду с Серафимом Саровским и Николаем Мирликийским. Кому из советских чиновников пришло в голову назвать небольшую уютную улочку на окраине Киева в районе бывшего Красного Хутора и парка Партизанской славы в честь славного североморского города Кронштадта, трудно сказать. Не обошлось, очевидно, без Промысла Божия: так в названии одной улицы прославлен и героический город-порт, и великий святой, и подвиг героев Великой Отечественной войны.
Молитва на снегу… у заброшенного морга
Протоиерей Нестор Коломиец — настоятель храма и прихода во имя Иоанна Кронштадтского, который он возглавляет уже 13 лет. Храм построен недавно, и службы еще проходят в цокольной храмовой части с престолом во имя Дионисия Ареопагита, ученика и сподвижника апостола Павла. А начал свою деятельность здесь молодой священник в 2000 г., будучи студентом второго курса Киевской духовной академии.
Вот как рассказывает об этом сам отец Нестор: «На третьем курсе академии женился и принял сан. Мне было тогда 22 года. Сперва зарегистрировали приход, в районе универсама «Киев», служили молебны. Хотели отводить землю, строить храм, искали место. А потом я узнал, что, по благословению Блаженнейшего Митрополита Владимира, при каждой больнице открываются приходы.
Обратился к смотрителю больничных храмов протоиерею Роману Барановскому, и тот сказал, что при 1-й городской больнице нужно открывать больничный приход. Нам было предоставлено здание бывшего морга, который уже давно не действовал — стояла лишь его пустая заброшенная кирпичная коробка, ставшая приютом для бомжей и наркоманов…
Это отталкивало людей, несколько священников отказались. Но и руководство больницы не было настроено на диалог с Церковью. Мол, есть Лавра, строятся новые храмы, зачем же еще на территории больницы храм? Но я понял, что приход нужно открывать: огромная больница — место, где у людей много шансов встретиться с Богом».

Священник начал свое служение с водосвятного молебна, а потом с немногочисленными помощниками приступил к ремонту здания. Сбили несколько слоев цементного пола и штукатурку со стен, поставили новые окна и двери, заново провели свет и воду. А потом освятили помещение. Хотя вначале действительно было очень трудно.

«Началась зима. Холодно, — вспоминает отец Нестор. — Я на треногу ставил икону Иоанна Кронштадтского. Надевал епитрахиль и служил акафисты. И тут произошло нечто, укрепившее наше упование на помощь святого Иоанна Кронштадтского.
Во время чтения акафиста ко мне подошла одна женщина. Слезы душили ее. Она поделилась своим горем — ее муж уехал на заработки в Аргентину и нашел там свое «счастье». Сказал, что супруга его больше не интересует. Я пытался ее утешить, объяснив, что главное — молиться, и Господь не оставит. Она стала приходить на молитву каждый день.
А дальше было вот что. В Аргентине в 2001 г. произошел дефолт. Муж написал ей письмо, попросив выслать 400 долларов на дорогу. Она выслала деньги. Он приехал, упал к ней в ноги, просил простить. И семья восстановилась, уже как православная семья. Они повенчались. А дочь со временем вышла замуж за священника. И примечательно то, что мы читали акафист праведному Иоанну Кронштадтскому. Этот случай укрепил меня в уверенности, что есть воля Божия, чтобы здесь был храм…».
О том, как 13-летний донецкий миссионер стал киевским настоятелем
…Но началось все намного раньше. 12-летний Нестор Коломиец жил в Донецке, неплохо учился. И очень любил читать, занимался в кружке юных моряков и секции спортивной борьбы. Как вспоминает сам батюшка, окружение было исключительно атеистическое.
«Однажды отец принес домой книгу «Новый Завет» какого-то зарубежного издательства, — рассказывает отец Нестор. — Она меня заинтересовала, и я начал читать. Читая Евангелие от Матфея, я понял, что это не просто повествование. Читал о Рождестве Христовом, о Крещении Господнем, прочел Нагорную проповедь.
Восхитила сама личность Христа, поразил тот факт, что Он умер за наши грехи. У меня открылся новый взгляд на мир. Я поверил, что есть Бог, что этому Богу можно молиться, что Он близок. Когда читал Евангелие от Марка, более сокращенное, но, по сути, похожее, уже верил, что был такой Человек, который взял на себя грехи мира, что Он действительно воскрес из мертвых, победил смерть.
А Евангелие от Иоанна настолько меня поразило, что я беседу с Никодимом выучил на
память. За лето я прочел Деяния святых Апостолов… Я ходил в школу с Евангелием и рассказывал о своих впечатлениях одноклассникам.
Через некоторое время, по милости Божией, я познакомился с православным священником, протоиереем Димитрием Гапоновым, ему сейчас уже за 80. Он привел меня в православный храм — маленький домик на окраине Донецка. После я стал посещать Николаевский храм на Ларинке (он был несколько ближе к моему дому), где и принял Крещение.
А накануне у меня состоялось своеобразное исповедание веры. Это было 21 сентября, праздник Рождества Богородицы. На уроке украинской литературы мы проходили тему «Библия». Поскольку никакого материала по этой теме в то время не было, учительница обратилась ко мне с предложением рассказать о Священном Писании, о Евангелии. И я рассказал, как понимал и как умел.
Получилось, что это была моя первая проповедь и первое исповедание веры. Именно в этот день, после занятий в школе, я принял Таинство Крещения и стал членом Церкви. Через некоторое время меня взяли прислуживать пономарем в алтарь в Николаевский храм. Причащался каждое воскресенье. Началась новая жизнь…
Затем последовали насыщенные и непростые годы учебы — в Одесской семинарии и Киевской духовной академии. Когда я приехал в Киев сдавать документы для поступления в Академию, то встретился со знакомой, которая жила на Харьковском массиве. Прогуливаясь по этому микрорайону, увидел Ольгинский храм, зашел туда помолиться. Мне и в голову не могло прийти, что через несколько лет я буду здесь преподавать в воскресной школе, познакомлюсь здесь со своей будущей супругой Людмилой. Что здесь меня рукоположат в диаконы.
И что еще интересно. В тот же день мы, после посещения Ольгинского храма, направились к парку Партизанской славы и прошлись по улице Кронштадтской, мимо места будущего храма. Так Господь показал мне место моего будущего служения. Хотя тогда я и не догадывался об этом».
Чтобы храмы не пустовали, нужен особый подход к людям
На это место студент Духовной академии иерей Нестор Коломиец пришел вскоре в качестве настоятеля прихода во имя праведного Иоанна Кронштадтского. Кроме служения акафистов и молебнов и капитального ремонта заброшенного здания он регулярно посещал пациентов больницы, с расчетом за неделю обойти все палаты, а это 900 человек.
Причащал, исповедовал, соборовал, просто беседовал, служил молебны, раздавал иконки, Евангелия. Медперсонал привык и уже с радостью открывал двери перед молодым священником.
Когда в отремонтированном здании начали служить Божественные литургии, появились помощники. Параллельно настоятель стал хлопотать о выделении места под строительство храма. Кто занимался подобной работой в государственных структурах, знает, что процесс этот не каждому под силу.
Тем не менее отец Нестор постепенно преодолевал один за другим рубежи чиновничьего сопротивления. Нельзя сказать, что государство не шло навстречу, просто бумажные вопросы затягивались на невероятно длительный срок. Батюшка заметил, что в великие праздники чиновники почему-то становятся приветливее и уступчивее. Так было получено несколько важных разрешений в день памяти святителя Николая Чудотворца.
А еще, уверен священник, Господь никогда не оставляет без внимания усилия людей, направленные на помощь ближним, особенно тем, кто страдает в больницах, в местах лишения свободы. Был болен, и вы посетили Меня (Мф. 25: 36), — сказал Спаситель. И Он приходит на помощь тем, кто «посетил Его» в лице страждущих и обремененных…
Посещение больных призывает особую помощь Божию на жизнь и труды всякого человека, неустанно напоминает отец Нестор в проповедях. Сейчас прекрасный храм во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского украсил и парк Партизанской славы, и уголок Красного Хутора, граничащего с парком, а главное — стал еще одним святым местом, куда устремляются люди для встречи с Богом. Когда отец Нестор начинал приходскую деятельность в домике на территории больницы, его паства насчитывала 10–15 человек.

Сейчас же Иоанновский храм насчитывает около полутысячи активных прихожан. И все же, уверен настоятель, православные храмы пока еще посещает еще очень мало людей. И храмов катастрофически не хватает. Как не хватает проповедников и миссионеров, чтобы в душах людских, охваченных преимущественно материальными, потребительскими проблемами, сеять семя живой веры.

«Любой крупный город требует новых приходов. Мы строим новые храмы. Они должны быть полны людей. А для этого необходимо разъяснять азы Православной веры и взрослым, и молодежи. Если мы не найдем подход к подрастающему поколению, не сможем привести его к Богу, наши храмы будут пустовать», — убежден священник.
30 октября прошлого года протоиерей Нестор Коломиец Блаженнейшим Митрополитом Владимиром назначен благочинным 2-го Дарницкого благочиния г. Киева. А на днях глава Киевской городской администрации Александр Попов за заслуги перед столицей вручил отцу Нестору юбилейную медаль в честь 1530-летия Киева.
Сергей Герук, фото автора
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика