Во время Великого поста часто приходится слышать: «постимся постом приятным», «приятного поста» и т. д. Используемое выражение содержится в одной из стихир вечерни первого дня Четыредесятницы. Чем приятен может быть пост и в каком значении употреблено в богослужении данное слово? Для начала обратимся к самой стихире, где содержится упоминаемое выражение. Вот ее текст: «Постимся постом приятным, благоугодным Господеви: истинный пост есть злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похотей отлучение, оглаголания, лжи и клятвопреступления. Сих оскудение, пост истинный есть, и благоприятный».
Как видим, в данном молитвословии нет каких-либо намеков на вкусности постной пищи. Это неудивительно: сам пост, как и одна из сторон его, касающаяся питания, имеет своим смыслом воздержание от различных излишеств, услаждения изысканными лакомствами и стремления к вкусненькому — всего того, что заключено в значении церковнославянского слова «гортанобесие».
В писаниях Нового Завета встречаются, с одной стороны, изречения о том, что любая пища сама по себе не греховна и неосквернительна (см.: Мф. 15: 11), ибо она Господня (см.: 1 Кор. 10: 25–26), и что вкушением-невкушением пищи мы ничего не приобретаем и не теряем (см.: 1 Кор. 8: 8).
С другой стороны, говорится о том, что род бесовский побеждается только молитвой и постом (см.: Мф. 17: 21) и духовное бодрствование, являющееся следствием постового воздержания, погашает плотские стремления (см.: Рим. 8: 13).
Интересно, что о еде в упомянутой стихире не говорится вообще: вся «приятность» в словах молитвословия направляется на отчуждение злобы, воздержание языка и на прочих «сих оскудение» — т. е. на все то, что с человеческой точки зрения никак не связывается со словом «приятный». Мы говорим о том, что воздержание от всего ненужного нам «полезно», но не говорим, что нам от этого «приятно». Мы свидетельствуем о том, что нам от этого «благостно», «радостно», но слово «приятно» здесь вряд ли будет уместно.
Все это приводит нас к выводу, что данное церковнославянское слово имеет несколько иную смысловую конструкцию в сравнении с его нынешним пониманием. Приятно в изначальном значении – это то, что приято, т. е. принято. О каком приятии здесь речь, кем наш пост принимается? Ответ ясно следует из указанного текста: «приятным, благоугодным Господеви». Поэтому не случайно в конце указанной стихиры повторяется мысль о том, что «приятный» пост есть истинен (последнее слово стихиры «благоприятен» указывает на вос-приятие Господом истинного поста как блага).
Что касается «диетической» стороны данного вопроса, то к постной пище следует относить самые простые продукты неживотного происхождения (пусть даже с наличием в них одного процента «сухого молока» или «яичного порошка») без особого их разнообразия, без всяческих «постовых» излишеств. Пост — время, когда в супермаркете мы меньше выбираем и меньше платим: дух поста несовместим с приятностями «постных» деликатесов.
В Священном Писании слово «приятный» употребляется уже в первых главах книги Бытия. Оно повторяется в идентичных выражениях, имеющих противоположную смысловую направленность: И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи (Быт. 2: 9); И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно (Быт. 3: 6). В последнем случае приятие обнаружило природу греха, заключавшегося, фактически, в нарушении заповеди поста в Раю.
Уместно ли употребление выражения «приятный пост» в наше время? Вполне. В церковной среде пожелание «приятного поста» никак не идентифицируется с пожеланием «приятного аппетита» (чем изобилуют ныне заголовки кулинарных рецептов постной кухни). Православное сознание воспринимает Великий пост как время шествия к Пасхе, период особого духовного бодрствования. Желая «приятного поста», мы тем самым выражаем наше пожелание благоприятного времяпрепровождения святой Четыредесятницы и Страстной седмицы, сопровождаемого маленькими духовными победами, — доброго пути к Светлому Христову Дню.
Протоиерей Виталий Эйсмонт
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика