Как Православная Церковь относится к Таинству Крещения в других христианских конфессиях? Слышал о разных точках зрения на данный вопрос.
Виталий, г. Киев

Отвечает игумен Сильвестр (Стойчев):
Вопрос о действительности таинств в других конфессиях имеет много богословских и канонических аспектов. Исторически чаще всего данная тема поднималась не сама по себе, а в связи со способом принятия инославных в Православие. Церковной традиции свойственна осторожность и рассудительность в этом вопросе. Было бы неверным полагать, что существует какое-то одно универсальное решение.
Так, Православная Церковь, вынося суждение, определялась и определяется, прежде всего, церковным единством и верностью Священному Преданию, все остальные аргументы «за» и «против» имеют скорее дополнительный характер. Уже святитель Василий Великий, говоря о крещении еретиков и раскольников, приводит различные точки зрения, но главным полагает «держаться обычая, и следовати отцам, благоразсмотрительно устроившим дела наши» (Первое каноническое послание святаго отца нашего Василия, архиепископа Кесарии Каппадокийския, к Амфилохию, епископу Иконийскому).
Толкуя это правило святого отца, известный византийский канонист Иоанн Зонара отмечает, что если со стороны Православной Церкви происходит признание крещения, то только потому «дабы по причине строгости не сделать их более медлительными в обращении к кафолической Церкви» (выделено нами — иг. С.). Т. е. вопрос решается сугубо в связи с желанием присоединиться к Православной Церкви, и в некоторых случаях Церковь решает, что для конкретного инославного общества это можно сделать таким или иным способом.
Как уже говорилось выше, Церковью соблюдается принцип единства и верности Преданию, поэтому, в разных исторических условиях, в зависимости от того, как это скажется на единстве церковном, Православная Церковь выносит суждение о способе принятия в Православие.
В разное время в разных странах по отношению к одним и тем же инославным обществам могли действовать разные способы принятия. Это многообразие объясняется не культурными обычаями и национальной ментальностью, а историческими обстоятельствами — в некоторых православных странах единство Православной Церкви находилось под большей угрозой, чем в других, и, соответственно, могли употребляться разные способы принятия.
Святейший патриарх Сергий в своей статье «Значение апостольского преемства в инославии» так писал по этому поводу: «Применяя к одному инославному обществу более строгий чиноприем, а к другому или даже к тому же самому, но в другое время, чиноприем более снисходительный, Церковь руководствуется исключительно соображениями практическими, соображениями церковной икономии: своим желанием и долгом способствовать спасению наибольшего числа людей».
Многими другими авторитетными богословами высказывались подобные мысли. В «Основных принципах отношения Русской Православной Церкви к инославию» также отражен этот общепринятый подход (см.: п. 1.15 данного документа).
Таким образом, практика принятия инославных через Миропомазание или Покаяние, а не совершение над ними Таинства Крещения, достаточно представлена в сочинениях церковных писателей. Даже известный столп Православия, противник униональных проектов византийского императора святитель Марк Эфесский говорит о принятии в Православие из католичества через Миропомазание (см.: Опарина Т. А. Греческий чин присоединения католиков к православной Церкви в сербских и украинско-белорусских памятниках и их влияние на русскую традицию // Вестник церковной истории. 2010. № 1–2. C. 215).
Именно эта практика нашла отражение в богослужебных текстах: в «Чинопоследовании соединяемым из иноверных к Православной Кафолической Восточной Церкви» приводятся три различных чина присоединения к Православию: первым чином — отречение от своих заблуждений, через Крещение и Миропомазание — присоединяются те, кто во Христа не веровал, но исповедовал какую-то другую религию, например язычники; вторым чином – крещенные вне Православия во имя Отца и Сына и Святого Духа, но не помазанные святым миром.
Они тоже отрекаются от своих заблуждений (по этому же чину присоединяются и те римо-католики, которые не принимали Миропомазания); третьим чином — через Таинство Покаяния — присоединяются римо-католики и армяно-григориане (в последовании этого чина также имеет место отречение от заблуждений).
Подводя итог, можно сказать, что:
1. Для церковного сознания свойственно рассматривать вопросы подобного рода исходя из желания предоставить хотящим прийти в Православие максимально уместные способы.
2. Решение Церкви о принятии через какой-либо из трех вышеуказанных чинов зависит от многих факторов.
3. Признание того, что таких-то можно принять через такой-то способ, говорит только о том, что именно этот способ принятия в Православие в конкретной исторической реальности является максимально приемлемым. Само по себе признание одного из способов не может вести к каким-то далеко идущим выводам о равенстве Церквей, равночестности совершаемых священнодействий и проч.
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика