Из истории нам хорошо известно, что период после октябрьского переворота 1917 г. оказался для Православной Церкви чрезвычайно тяжелым. Большинство храмов и монастырей были или закрыты, или вообще уничтожены. Многих священнослужителей бросили в тюрьмы, немало расстреляли. Но даже тогда в некоторых селах все же появлялись новые храмы. Откровенно говоря, когда я впервые услышал об этом, то не поверил. В том, что это действительно так, меня убедила управляющая делами Бориспольского районного совета Киевской области Ольга Григорьевна Малышевская.

Например, в с. Лебедин, что неподалеку от Борисполя, есть церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Этот храм построен на рубеже 1921—1922 гг.
Из уст представителя власти
— Действительно, в сентябре 1921 г., как раз на праздник Рождества Пресвятой Богородицы, в Лебедине начались работы по строительству храма, — рассказывает О. Г. Малышевская. — А уже менее чем через полгода, в феврале 1922-го, в праздник Сретения Господня, она была освящена. Конечно же, возникает вопрос: «Как так случилось, что советская власть допустила сооружение и деятельность церкви в селе, расположенном возле Киева?».
Одна из версий ответа на него — то, что Лебедин и несколько других соседних сел были не очень доступными, сплошь окруженные непроходимыми болотами. И атеистическая власть к ним пришла, так сказать, не сразу. Кстати, местные исследователи-любители по собственной инициативе не так давно попытались заглянуть в прошлое, написав «Краткую историю Лебединской церкви».
Упомянутая работа осуществлена благодаря усилиям группы жителей Лебедина во главе с бывшей старостой прихода О. Я. Титаренко. Текст составляет несколько машинописных страниц. Ольга Яковлевна более 20 лет добросовестно трудилась на церковной ниве. С 1988 г. она была старостой общины, длительное время исполняла обязанности церковного казначея. А созданная под ее руководством «Краткая история Лебединской церкви» на сегодняшний день является едва ли не единственным документом исследовательского характера о храме.
Именно с этой «Краткой истории…» мы узнаем, что общее руководство строительными работами в 1921 г. осуществлял священник по фамилии Стецюра. Плотнические работы проводились под руководством Кузьмы Дегтяря. Столярные работы осуществляли местные мастера во главе с учителем труда местной школы Храпчинским. Строили церковь на пожертвования (в основном зерном) жителей села.
В «Краткой истории Лебединской церкви» упоминается и о том, что крест, изготовленный собственноручно, на маковке церкви устанавливал Наум Яременко. Люди, собравшиеся вокруг, хором повторяли молитву: «Господи, помилуй!» до тех пор, пока Наум Яременко, завершив это богоугодное дело, не спустился на землю.
Во времена коллективизации, когда началось создание колхозов, проведение богослужений в церкви было запрещено. А помещение храма стали использовать как кладовую для хранения зерна. Вторично церковь была открыта для богослужений во время фашистской оккупации. Кстати, стоит обратить внимание на такое интересное, так сказать, стечение обстоятельств. Хотя, как мы знаем, у Бога просто так ничего не бывает. Оккупанты вошли в Лебедин 21 сентября 1941 г., как раз на храмовый праздник. А в 1943-м, опять же 21 сентября, немцы оставили деревню.
«Угроза закрытия над храмом в Лебедине нависала неоднократно, — продолжает рассказ О. Г. Малышевская. — В частности, уже на закате советской власти, во времена перестройки, в очередной раз встал вопрос о нецелесообразности существования церкви в Лебедине. Формальной причиной было якобы ее пребывание в аварийном состоянии.
Но несколько Лебединских женщин-пенсионерок поехали с настоятельными ходатайствами в Киев, в различные государственные учреждения, от которых зависела судьба церквей. И с Божией помощью этим мужественным женщинам удалось выхлопотать разрешение на реставрацию храма. И в конце 1980-х годов эта так называемая «реставрация» была проведена.
Фактически на месте старого храма в честь Рождества Пресвятой Богородицы жители Лебедина построили новый, уже не деревянный, а кирпичный. Более того, скажу, и для кого-тоэто будет очень странным, что финансовую помощь в строительстве кирпичной церкви оказывал и Бориспольский райисполком, который в то время возглавлял ныне покойный Григорий Александрович Кириленко. Мне это доподлинно известно, — отмечает О. Г. Малышевская, — потому что тогда я занимала должность секретаря райисполкома и ведала вопросами религий в районе. Так что воинствующими атеистами были не все».
Священник Александр Жовнодий
Когда мы с управляющей делами Бориспольского районного совета Киевской области Ольгой Григорьевной Малышевской прибыли в Лебедин и подъехали к церкви, настоятель храма протоиерей Александр Жовнодий как раз расчищал снег на дорожке церковного двора. Познакомившись с батюшкой, я попросил у него лопату и тоже принял посильное участие в этом деле.
Потом зашли в храм. Отец Александр с любовью показывал нам внутреннее устройство храма, рассказывал об иконах, доброжелательно говорил о тех людях, которые в далеких 1920-х годах построили в Лебедине храм Божий. Отцу Александру 73 года. Сколько себя помнит, связан с верой в Бога, с Церковью Христовой. Таким его воспитали родители.
— Я сам из Бобрика Броварского района Киевской области, — рассказывает батюшка. — В церковь начал ходить еще с детства — мать меня за руку водила. В школе ученики и особенно учителя надо мной смеялись: «Вот посмотрите на Жовнодия. В церковь ходит! Ишь, какой святой!». Иногда я не выдерживал таких моральных издевательств, даже убегал из школы.
Однажды родители повезли меня в Киево-Печерскую Лавру. По дороге я запомнил номер трамвая — 30-й. Потом янеоднократно именно этим трамваем ездил в Лавру. В монастыре мог пробыть несколько дней, пока не увидит кто-тоиз нашего села.
— Ваш Саша, — говорят, — там в Лавре сидит. Тогда родители приходили и забирали меня. Родителей иногда вызывали в школу, пытались убедить или уговорить их, чтобы меня в церковь не пускали. А мать учителям говорила: «Неужели в церкви учат чему-то плохому? Разве там учат воровать или обманывать? Напротив, в церкви учат добру. Так зачем же вы ребенка мучите?»…
В Лебедине отец Александр Жовнодий служит с 1989 г. Его предшественником был священник Георгий Смирнов. Именно на долю отца Георгия выпала уже упоминавшаяся так называемая «реставрация» храма. Когда в очередной раз возник вопрос о сносе храма из-за его якобы аварийного состояния, местные активисты сумели выхлопотать разрешение на капитальный ремонт. И в 1987 г. лебединцы фактически построили новый храм. Снаружи они обложили его кирпичом. Середину же разобрали и все внутренние работы осуществили заново.
— Сооружение старой церкви, как выяснилось в ходе тех реставрационно-строительных работ, было далеко не в аварийном состоянии, — рассказывает отец Александр. — Когда дошли до верха, все из храма вынесли… Начали церковь разбирать, а там все дубовое, окованное! Мастера, выполнявшие эти работы, говорили, что она бы еще 200 лет стояла.
Продолжая дело отца Георгия, отец Александр много сил и энергии отдал обустройству и сохранению Лебединского храма. В частности, батюшка собственноручно сделал иконостас. Как он сам говорит, день и ночь пилил, вырезал, выдалбливал… Сам иконы развешивал.
— Батюшка, а какова община сейчас? Много ли людей приходит на богослужение? — спрашиваю отца Александра.
— На богослужение, особенно на праздники, — отвечает он, — приходит, бывает, человек 30—50, иногда — 80. А на Пасху уже «несметное» количество. Зимой, к сожалению, храм почти пуст — два-три человека.
— На службу в храм приходит мало людей, богослужения совершаются не каждый день. Чем занимается сельский священник в, так сказать, свободное от богослужений и духовных дел направления время?
— Если у меня нет богослужения или какихтотреб, например осенью, я иду на болото, режу лозу. У меня есть форма — я плету кошýли. Свечи выливаю. Зимой снег возле церкви расчищаю. Занимаюсь реставрацией книг… Я ведь, до того как стать священником, работал фрезеровщиком на заводе «Арсенал» в Киеве, а дальше был и шиноремонтником, и художником. Как в народе говорят: «И швец, и жнец, и на дуде игрец».
А чтобы ходить в храм на богослужение, приходилось прибегать к хитрости. Например, говорю коллегам, что пошел на нефтебазу, а сам — через забор и в церковь побежал. А до церкви три километра! Кстати, в те далекие уже времена я четыре месяца служил во Владимирском соборе — и никто не знал.
— Из ваших коллег никто не знал?
— Никто не знал. Затем все же кто-то увидели сотрудникам рассказал: «Наш художник там, в церкви, кричит на весь собор!». Так что мой путь к священству обозначен различными лишениями.
Благодарность от прихожан
Действительно, многими жизненными путями провел Господь протоиерея Александра Жовнодия. Сам же отец Александр, полностью полагаясь на волю Божию, благодарит Творца за все, что было, что есть и что будет в его жизни.
Говорит один из прихожан Лебединского храма в честь Рождества Пресвятой Богородицы Роман Николаевич Посенко:
— Батюшка у нас хороший. За общину и за храм переживает сердцем и душой. В течение многих лет он активно и неустанно несет людям слово Божие, приобщая их к вере Христовой. Отец Александр пытается делать все от него зависящее, чтобы люди имели чистые души, чистые сердца, чистые помыслы. Чтобы они ходили на богослужения, исповедовались и причащались, делали реальные шаги для спасения своих душ.
Владимир Татаренко,
автор и ведущий радиопередачи «Благовест»
Национальной радиокомпании Украины
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика