«Она знала одно истинное благородство — быть благочестивой и знать, откуда мы произошли и куда пойдем; одно надежное и неотъемлемое богатство — тратить свое имущество для Бога и для нищих, особенно же для обедневших родственников». Так писал о своей матери, святой Нонне, один из отцов Церкви IV в. святитель Григорий Богослов. Еще с детских лет праведница была научена основам христианской веры. Когда Нонна достигла возраста для создания своей семьи, ее родители позаботились и о будущем ее избраннике.

Брак с Григорием Арианзским, владельцем больших земельных участков в Арианзинском и Назианзинском округах, по земным меркам был очень удачным. Однако муж Нонны был язычником. Праведнице это обстоятельство приносило большие страдания, т. к., по словам святителя Григория, она не могла «одной половиной быть в соединении с Богом, а другой частью самой себя — оставаться в отчуждении от Бога. Напротив того, она желала, чтобы к союзу плотскому присоединился и союз духовный».
Днем и ночью праведница умоляла Господа исполнить ее желание, и молитва Нонны была услышана. Однажды ее мужу во сне было странное видение: будто он воспел стих Давида: возрадовался я, когда сказали мне: «пойдем в дом Господа» (Пс. 121: 1).
Когда об этом узнала святая, то, возрадовавшись, истолковала сон как Божий призыв обратиться к Нему и Его Церкви. В 325 г. в городе Никея проходил Первый Вселенский Собор. На одном из заседаний Григорий признал себя христианином и был рукоположен во пресвитера, а через некоторое время он принял архиерейский сан.
Рассуждая о добродетелях своей матери, Григорий Богослов писал: «Если одни из жен отличаются бережливостью, а другие благочестием, ибо трудно совмещать оба качества, то она превосходила всех тем и другим, и в каждом достигла верха совершенства, и оба умела соединить в одной себе». В тот же день, когда была совершена епископская хиротония Григория, святую Нонну посвятили в диаконисы. С какой ревностью праведница воспитывала детей, теперь с такой же ревностью она стала совершать дела милосердия, заниматься благотворительностью.
Последние годы жизни святой Нонны принесли множество поводов для печали. В 368 г. умер ее младший сын Кесарей, молодой человек, подававший блистательные надежды. В следующем году умерла дочь. Мужественная старица переносила эти события с покорностью воле Божией. В 370 г. в жизни праведной семьи произошло важное событие: муж Нонны, епископ Григорий, участвовал в хиротонии святого Василия Великого во епископа Кесарии Каппадокийской.
Никогда не жаловавшаяся на здоровье, Нонна была поражена болезнью, причем такой, которая не поддавалась лечению. Одним из проявлений недуга было полное отвращение от какой-либо пищи. Старица уже начала готовиться к переходу в вечные обители, но любовь и молитвы сына задержали ее еще на некоторое время.
И было Нонне явление: ночью к ней зашел святитель Григорий с корзиной, полной самыми белыми хлебами. Прочитав над ними молитву и перекрестив их, как это было заведено в их семье, он подал хлебы матери. Рано утром следующего дня, как обычно, Григорий поднялся к матери, чтобы поинтересоваться ее самочувствием. По словам святителя, «она нимало не медля и речисто сказала: “Сам ты, любезный сын, напитал меня и потом спрашиваешь о моем здоровье. Ты весьма добр и сострадателен!”. В то же время служанки показывали мне знаками, чтобы я не противоречил, но принял слова ее равнодушно и открытием истины не приводил ее в уныние».
В 374 г. скончался столетний старец-епископ, отец Григория. После смерти мужа Нонна почти не выходила из храма и скончалась 18 августа того же года на молитве в церкви.
Подготовил Андрей Гор
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика