С апостольских времен актуально звучит назидание Господне: берегитесь лжепророков, приходящих к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные (Мф. 7: 15). Эти слова имеют, прежде всего, духовно-пастырское значение. Образ пастыря, как пастуха церковного стада, выбран Спасителем очень удачно.

Пастух в повседневной жизни направляет стадо овец на участки пастбища с сочной травой, укрывает от непогоды и нападения хищников, и ягнята, чувствуя его заботу, послушно идут за ним. Так и пастырь церковный (епископ, священник), благодатью Святого Духа, через хиротонию священства руководит духовным стадом (епархией или приходом), помогая пасомым избегать ересей, расколов, искушений.
Овцы имели важнейшее значение в укладе жизни израильтян. Ветхозаветные патриархи Авраам, Исаак, Иаков, Иов были скотоводами. Их благосостояние измерялось поголовьем овец, а повседневная жизнь проходила на пастбищах. Образ священнослужителя как доброго пастыря известен еще со времен пророка Иезекииля. В его книге сказано: горе пастырям израилевым, которые пасли себя самих! <…> Слабых не укрепляли, и больной овцы не врачевали, и пораненной не перевязывали, и угнанной не возвращали, и потерянной не искали, а правили ими с насилием и жестокостью. И рассеялись они без пастыря, и, рассеявшись, сделались пищею всякому зверю полевому (Иез. 34: 2–5).
По мысли пророка Иезекииля, пастырь — прежде всего пастух духовных овец, направляющий их в Царствие Небесное, молитвенник перед Богом за паству, терпеливый и смиренный врачеватель ее духовных недугов.
Cреди животных образец кроткого и смиренного поведения можно видеть у молодых ягнят (агнцев). В Ветхом Завете, в книге пророка Исаии, Агнец является прообразом Мессии. Спаситель вспоминается как непорочный и Пречистый Жертвенный Агнец и в чине Божественной литургии Православной Церкви. На проскомидии, приготовляя Агничную просфору, священник молитвенно вспоминает спасительное смирение Господа, цитируя пророчество Исаии: как овца, веден был Он на заклание, и, как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих (Ис. 53: 7). Образ агнца здесь понимается как символ душевной простоты и послушания Богу.
В противовес кроткому ягненку, Господь Иисус Христос говорит о хищном волке. Чтобы схватить добычу, волк иногда может надеть на себя маску смирения, облачившись в овечью шкуру (вспомним сказку «Волк и семеро козлят»).
В духовном смысле под хищными волками, приходящими к нам в овечьей шкуре, мы понимаем противников веры Христовой: лжепастырей, еретиков, лжеучителей всех времен, прикрывающихся святостью Христовой истины, а на самом деле служащих князю тьмы — диаволу. Волками в овечьей шкуре могут оказаться те, кто обманом вошел к нам в доверие, воспользовался нашей добротой и доверчивостью в своих корыстных нечестивых целях.
Виктор Науменко
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика