ИСТОРИЯ

Обитель стоит южнее с. Мгарь (отсюда — «Мгарская»), на живописном возвышен­ном правом берегу реки Сулы, северо-восточнее города Лубен (отсюда — «Лубенская»). Сведения о ней содержат летописи XVII–XVIII вв. (Густынского и Мгарского монастырей, Самуила Величко), документы архивов, жития подвижников, тематические публикации и систематические описания (новейшее издано в 2008 г. под редакцией митрополита Полтавского и Миргородского Филиппа (Осадченко)).

Как гласит «Летопись монастыря Густынского», в 1614 г. основатель обители в Густыни иеросхимонах Иоасаф, чувствуя приближение кончины, обратился за помощью в устройстве монастырских дел к начальнику Ближних пещер Киево-Печерской Лавры иеромонаху Исаии Копинскому. Тот помог выстроить трапезный храм (в дополнение к уже созданной церкви во имя Святой Троицы), а также посетил на Волыни хозяев густынских земель — князя Михаила-Корибута Вишневецкого с женой Раиной (Ириной) Могилянкой и получил от них акт на угодья для обители. Тогда же князь наделил отца Исаию правом опеки всех православных священников в своих владениях на левом берегу Днепра. В 1615 г. отец Исаия вернулся в Киев, а после кончины отца Иоасафа в 1616 г. присылал в Густынь достойных иноков в качестве настоятелей.
18 января 1619 г. вдовая Раина подписала грамоту: «По долгу моему христианскому, и памятуя волю… мужа… позволяю… основать монастырь за Лубнами, от Лубен полмили, в лесу Мгарском, на горе, где до того стояла пасека, а еще, говорят, был когда-то и монастырь, и отдаю это место… отцу Исаии… которому и во всех имениях моих Заднепровских поручаю также управление всеми делами духовными».
При восстановлении в Украине в 1620 г. («Летопись монастыря Густынского» ошибочно указывает 1621–1622 гг.) православного епископата (после унии 1596 г.), отец Исаия стал епископом Перемышльским, но Польша не признала этих посвящений, и архиерей удалился в Густынь. В 1624 г. он нанес визит в Лубны: «И там… советовался с христолюбивыми гражданами, и нашел красивое место для монастыря… И начал… копать пещеру и расчищать от зарослей место для келий… И оставил там… братию». Затем, уйдя в Подгорский Ладинский скит близ Густыни, владыка «ездил и прилежно досматривал, заботясь не только об этой святой обители Густынской, но и о Ладинском монастыре, и о Мгарской обители».
В 1628 г. владыка Исаия построил в монастыре деревянный храм в честь Преображения Господня. Дальнейшая судьба иерарха, по историческим письменам, такова: с 1628 г. он титуловался архи­епископом Смоленским и Чернигово-Северским, в 1631–1632 гг. был митрополитом Киевским и жил в Златоверхом монастыре, после избрания на митрополию святителя Петра Могилы (1632–1633) оставался в Златоверхой обители, с 1635 г. — менял места жительства, в 1640 г. — почил.

В 1638 г. польское войско, подавляя казацко-крестьянское восстание Якова Остряницы и имея непроверенные сведения о помощи повстанцам со стороны обители, арестовало, допросило, приговорило к смерти и затем помиловало часть братии («Летопись монастыря Густынского»).

В 1654 г., по пути из Москвы на родину, в монастырь прибыл Константинопольский патриарх святитель Афанасий Пателарий, который, будучи тяжело болен, вскоре здесь почил и был погребен (память — 15 мая н. ст.); в 1659 г. монастырь ограбило (кроме главного храма) российское войско в ходе борьбы с гетманом Иваном Выговским («Летопись Самуила Величко»).

В 1662 г., по пути в Москву, обитель посетил Газский митрополит Паисий Лигарид; открыв при нем мощи святителя Афанасия (который, по словам гостя, явился ему в дороге), братия нашла их нетленными и установила в храме в том же положении сидя, как они были погребены — по обычаю восточных патриархов; вскоре святитель Афанасий стал являться многим во сне, благословляя, наставляя и исцеляя от недугов (так гласят донесения 1672 г. в Москву). Известно, что до 1671 г. у его мощей исцелилась «мучимая вельми от беса» жена запорожского кошевого Ивана Сирко — София (Дмитрий Яворницкий, «История запорожских казаков», т. 2, гл. 14). Есть свидетельства об исцелениях в XVIII («Летопись Мгарского монастыря») и XIX вв. (описание, 2008).

В 1677 г. в обитель из осажденного турками Чигирина перенесли нетленное тело Киевского митрополита Иосифа (Нелюбовича-Тукальского), почившего там в 1675 г. («Летопись Самуила Величко»). С 1681 г. у гроба владыки Иосифа также совершались исцеления («Летопись Мгарского монастыря»). В XVIII в. гроб замурован в северной стене каменного Преображенского собора обители (согласно записанной в 1772 г. легенде — по указу Петра I; приведший легенду в описании монастыря 1915 г. Матвей Астряб отметил: «Вероятно, повествователи здесь хотели оттенить большую дружбу Тукальского с правобережным гетманом Дорошенком»).

В 1736 г. монастырь сгорел; в 1737 г. его игуменом назначили будущего святителя Иоасафа Белгородского, который в 1742–1744 гг. совершил поездку в Россию за милостыней, а после возвращения — первым в истории обители удостоился сана архимандрита («Летопись Мгарского монастыря»).

В 1779 г. в обители почил (в возрасте 64-х лет) и был погребен Константинопольский патриарх Серафим (Анин) (1757–1761). Смещенный с кафедры турками, он удалился на Афон. Выразив сочувствие жителям греческих островов, которые восстали против турок в связи с приходом в 1770 г. русского флота, архипастырь был вынужден эмигрировать с окончанием русско-турецкой войны (1774) и до 1778 г. жил в Максаковском монастыре.

В 1781 г. настоятелем Мгарской обители был архимандрит Мелхиседек (Значко-Яворский) († 1809) — бывший игумен Мотронинского монастыря на Черкасщине, известный борец за права православных украинцев Польши.

В 1797–1800 гг. во Мгарском монастыре на покое проживал святитель Афанасий (Вольховский) (1741–1801) — бывший епископ Могилевский и Полоцкий, содействовавший укреплению позиций Православной Церкви в Западной Беларуси (1795–1797); почил архипастырь в родной Полтаве; в 2010 г. причислен к лику святых (память — в дни кончины и прославления, соответственно 14 января и 27 сентября н. ст.).

«История русов» (рубеж XVIII–XIX вв.) гласит, что в 1663 г. во Мгарской обители принял монашество гетман Юрий Хмельницкий (и что позже, ради большего уединения, он удалился в Мошногорский монастырь близ Канева), но «Черниговская летопись» (1587–1750) называет местом пострига Корсунскую обитель на Черкасщине, летопись Величко — Киев.
Во время гражданской войны 1917–1920 гг. мгарская братия подверглась расстрелу, однако, по недосмотру гонителей, треть монахов остались в живых.

27 июня (ст. ст.) 1919 г. в обитель вошли красноармейцы Антоновского полка: они поселились в келиях и теплой Благовещенской церкви, в которой устраивали оргии и глумились над иконами (тем временем братия ютилась по сараям). В 20-х числах июля незваные гости ушли. 1 августа появились белогвардейцы армии Деникина. После ночевки они двинулись на Лубны, но в тот же день были вынуждены отступить. 4 августа в монастырь вновь пришли красноармейцы и потребовали от иноков освободить помещения. Под вечер 5 августа, когда братия готовилась к службе кануна Преображения Господня — престольного праздника обители, — из города прибыл новый отряд красных и велел инокам собраться, якобы на перепись для получения пайков. Братия повиновалась, и в этот момент ее объявили арестованной за недавний прием деникинцев. Затем, по приказу и под надзором конвоиров, монахи дважды ходили в лес за дровами и нагрузили зерном две подводы. Предполагалось грузить и дрова, но, из-за спешки красных, они остались в монастыре. Конвой с арестованной братией, подводы с зерном и красноармейцы, пришедшие в обитель 4 августа, направились в Лубны, где арестанты пробыли около двух часов в военном комиссариате. Игумена Амвросия вызывали к комиссару. Вернувшись от него, отец Амвросий с печалью говорил о чем-то одному из иноков. После этого братию отконвоировали на железнодорожный вокзал и, продержав там еще около двух часов, повели далее — на Пирятин. По той же дороге, обгоняя конвой, отступали из Лубен — под натиском деникинцев — другие отряды красных. Верстах в шести от города, в районе с. Круглик, конвоиров нагнал отряд верховых. Один из них приказал разделить монахов на три группы по восемь человек, отвести старшую группу в сторону и приготовиться к расстрелу. Входивший в первую группу отец Амвросий начал просить пощады для братии. Подойдя к игумену, командир прервал его словами: «Довольно вам морочить людей!» — и выстрелил в упор из револьвера. Настоятель упал наземь. Следом прогремели два ружейных залпа. Через версту от этого места красные расстреляли вторую группу монахов, еще через версту — третью. На всех трех местах раненых добивали шедшие мимо красноармейцы, с лежащих иноков стягивали сапоги. Но в каждой из групп находились лица, раненные не смертельно или не получившие ран и сумевшие отползти. Из 25-ти арестованных в ночь на 6 августа были убиты 17: игумен Амвросий, иеромонахи Аркадий, Иоанникий, Иона, Иосиф, Никанор, Афанасий, Феофан, Серапион, Никострат, иеродиакон Иулиан, монахи Иоанникий, Герман, Назарий, Парфений, Потапий, Доримедонт. Выжили восемь, большинство из которых осенью 1919 г. дали показания организованному деникинцами следствию. Из материалов дела известно также, что 6 августа 1919 г. тела  мучеников были доставлены в земскую больницу Лубен и позже сфотографированы для свидетельства о злодеяниях богоборцев. 8 мая и 30 августа 2008 г. последовали решение Священного Синода УПЦ о канонизации и чин прославления преподобномучеников Мгарских (память — 6 августа н. ст.).

В 1923 г. монастырь закрыли, в 1936 г. мощи святителя Афанасия перевезли в Харьков. С начала 1930-х годов обитель занимал приют детей репрессированных, с 1937 г. — воинская часть (в 1941–1945 гг. собор действовал), с 1986 г. — пионерский лагерь. В 1993 г. началось возрождение монастыря (с 1960-х годов шла реставрация собора).

 

АРХИТЕКТУРА

В 1784–1786 гг. выстроена каменная ограда монастыря; на стыке XX–XXI вв. восстановлены ее утраченные звенья. В 1785 г. началось возведение каменной колокольни в стиле барокко с элементами классицизма, которая долго стояла не­оконченной и обветшала, а в 1837–1844 или 1840–1848 гг. была сооружена заново (она — «близнец» колокольни Кресто­воздвиженского монастыря в Полтаве).
Каменный Спасо-Преображенский собор имел двух деревянных предшественников — 1628 г. («Летопись монастыря Густынского») и 1654 г. («Летопись Самуила Величко»); второй из них находился юго-восточнее нынешнего, о чем напоминает вход в каменный подвал недалеко от южного угла собора. В 1684 г. второй деревянный Преображенский храм разобрали и к северо-западу от него начали возводить каменный; строительство под патронатом гетмана Ивана Самойловича вел «немец из Вильно» Иоанн Баптист с подмастерьем Мартином Томашевским; в 1688 г. собор увенчали кресты («Летопись Мгарского монастыря»). В 1692 г. храм осмотрел гетман Иван Мазепа (ктитор окончания постройки), было совершено освящение собора («Летопись Самуила Величко»).
В 1728–1729 гг. начался большой ремонт собора с разборкой сводов («Летопись Мгарского монастыря»). В 1754 г. ремонт собора был завершен (позже проводились другие ремонтные работы). В 1762–1765 гг. известный мастер Сысой Шалматов воздвиг новый иконостас, который воссоздается сегодня. В 1913 г. были выполнены новые росписи на стенах алтаря и опорных столпах, обновленные недавно, за исключением лика со следами выстрелов красноармейцев. В 1941–1945 гг. созданы росписи купола, сводов главного нефа и конхи алтаря.
На стыке XVIII–XIX вв. построен каменный трапезный Благовещенский храм; в советское время здание перестраивалось (в частности, с кровли были удалены маковки); с 1990-х гг. храм переименован в честь святителя Афанасия (а церковь скита — из Афанасиевской в Благовещенскую).
В 1889–1891 гг. в скиту к северу от обители возведены каменные ограда и храм во имя святителя Афанасия Пателария (ныне — в честь Благовещения Пресвятой Богородицы) в псевдорусском стиле.

СВЯТИТЕЛЬ ИОАСАФ БЕЛГОРОДСКИЙ

Внук (по матери) гетмана Даниила Апостола и сын полковника Андрея Горленко, святитель Иоасаф, в миру Иоаким (1705–1754), родился в Прилуках (Черниговская область), был воспитан в набожности и с детства отличался особым благочестием. Однажды его отцу было видение: Пресвятая Богородица, стоящая на воздухе, а перед Ней коленопреклоненно молился его сын. Пречистая сказала И­оакиму: «Довлеет Мне молитва твоя», — и Ангел Божий одел на юного Горленко мантию архиерея. Отец не смог поведать о видении супруге Марии: пройдя несколько комнат в доме, он забыл увиденное вплоть до самой кончины сына.

С окончанием курса наук в Киево-Могилянской Академии, Иоаким принял в 1725 г. рясофорный постриг в Киево-Межи­горском монастыре, в 1727 г. был переведен в Киево-Братский монастырь и пострижен в мантию с именем Иоасаф, в 1728 г. — посвящен в иеродиакона, в 1729 г. — назначен учителем Академии, в 1734 г. — назначен экзаменатором при архиепископе Киевском и посвящен в иеромонаха.
Управляя Мгарской обителью (с 1737 г.), которой подчинялся и ряд окрестных приходов, отец Иоасаф показал себя достойным пастырем и не умалил строгости своих подвигов, хотя в 1737 и 1740 гг. перенес тяжелые болезни. В 1740 и 1741 гг. ему дважды являлся во сне святитель Афанасий со словами ободрения.
В ходе поездки отца Иоасафа в Россию за милостыней, его проповедь в дворцовой церкви Санкт-Петербурга произвела глубокое впечатление на императрицу Елисавету Петровну. В 1745 г. Иоасафа назначили наместником Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, сохранив за ним управление Мгарской обителью, а в 1748 г. он был хиротонисан во епископа Белгородского.
При обзорах епархии владыка предпочитал останавливаться на ночлег в хижинах простых людей. Заботясь о пастве, раздавал много тайной милостыни, был строг в искоренении пороков вверенного духовенства и одновременно стоек в защите пастырей от светских вельмож, а в личных подвигах молитвы и воздержания стяжал дары прозорливости и чудотворений.

Провидя близкую кончину, святитель Иоасаф посетил отца. Желая поклониться архиерею, но связанный обычаем ждать первого поклона от сына, Андрей Горленко нарочно уронил посох перед вышедшим из кареты владыкой и наклонился, чтобы поднять его, а владыка, видя это, также наклонился и успел поднять посох, чтобы вручить отцу — так родитель и сын взаимно отдали друг другу дань любви и почтения. По пути обратно в Белгород святитель Иоасаф тяжело заболел. После двух месяцев болезни в архиерейской вотчине Грайворон он почил (память — 23 декабря н. ст.).

В 1911 г. чудотворные и нетленные мощи святителя Иоасафа были обретены в связи с его канонизацией (празднование — 17 сентября н. ст.). В 1920–1991 гг. они находились в запасниках Ленинградского музея атеизма, затем возвращены в Белгород.

Владислав Дятлов
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика