Эфиопская икона Богородицы

Исследователи Абиссинии

В Аксумском царстве был распространен древнеэфиопский язык, или геэз, входящий в группу эфиосемитских языков. Он развился из одного из южноаравийских диалектов, занесенного на территорию страны переселенцами. Известен в эпиграфических памятниках начиная с III–IV вв., на геэз имеется обширная переводная и оригинальная литература. До XІІI в. находился в письменном и устном употреблении, затем был вытеснен амхарским языком. В настоящее время это язык Литургии Эфиопской Православной Церкви и Эфиопской Католической Церкви.

Европейцы начали изучать эфиопский язык с XVII в.: в 1603 г. испанский иезуит Пасу научился писать на нем, в 1681 г. немецкий ученый Людольф составил первую грамматику. 
В XIX в. в Украине зарождается научный интерес к Эфиопии. В 1810 г. типография молодого Харьковского университета выпускает «Грамматику» И. Орнатовского, где впервые упоминается эфиопский язык. Но только через пять лет первый украинец, известный просветитель Закарпатья Михайло Поп (Лучкай), начинает изучение языков Эфиопии и Египта: амхарского, геэз и коптского.  В 1829 г. в Харьковском университете было введено преподавание языка геэз. Курс его читал на латыни немецкий ученый Б. А. Дорн. Хотя в Харьков он приехал всего 24 лет от роду, к этому времени он у себя на родине, в Германии, уже защитил докторскую диссертацию по эфиопской филологии. Дорн больше известен как арабист и знаток других восточных языков и литератур. Его лекции слушал известный украинский и российский историк Н. И. Костомаров. 
Аксум. Храм Ковчега Завета.
Фото А. М. Лидова

В 1843 г. выдающийся исследователь Эфиопии француз А. д’Аббади издал историю этой страны. Два года (1859–1861) по Эфиопии путешествовал монах ордена капуцинов кардинал Г. Массаи, написавший 12 томов воспоминаний (изданы в Риме в 1885–1895 гг.).

Исследователь Эфиопии
А. д’Аббади

В 1897 г. между Россией и Эфиопией были установлены дипломатические отношения. Негус (царь) Иоанн ІІ писал письма царю Николаю ІІ, называя его братом, передавал для него подарки. Своих сына и дочь эфиопский правитель отправил на обучение в Россию и просил, чтобы в Абиссинию направили православных миссионеров для обучения народа, обещал выделить земли в постоянное владение. В ответ на эту просьбу было организовано несколько духовных миссий.

С целью поселения на предлагаемых землях ехало сюда и много кубанских казаков. Путь был труден: сначала на корабле до Порт-Саида, затем через Красное море до Аддис-Абебы, потом 33 дня караваном до Харара. Интересные воспоминания об этой «операции» написал генерал П. Н. Краснов («Казаки в Абиссинии. Дневник начальника конвоя российской императорской миссии в Абиссинии»). В частности, он описывает торжественную службу праздника Рождества Христова у эфиопов в Хараре: «Они пели торжественно и красиво “Рождество Твое, Христе Боже наш”, “Дева днесь”, “Отче наш”…».

Борьба Эфиопии за независимость нашла живой отклик в России. Был организован сбор средств для оказания медицинской помощи эфиопскому народу. Весной 1896 г. русское правительство направило в Эфиопию миссию Красного Креста (до 1913 г. на территории страны  действовал госпиталь). В ее составе находился выдающийся путешественник А. К. Булатович.

Отец Антоний

А. К. Булатович (иеросхимонах Антоний) —
русский ученый и религиозный деятель,
исследователь Эфиопии

Александр Булатович родился в г. Орле в 1870 г. Отец — генерал-майор Ксаверий Викентьевич Булатович, из потомственных дворян Гродненской губернии, умер около 1873 г. Мать — Евгения Андреевна Альбрандт, после смерти мужа осталась с тремя детьми: Александром и двумя его сестрами. Детство Александра прошло в богатом поместье Луциковка Марковской волости Лебединского уезда Харьковской губернии. В 1884 г. он вместе с матерью переехал в Санкт-Петербург.

Александр Булатович учился в Александровском лицее (1884–1891), который окончил среди лучших выпускников. Вскоре он подал прошение о выдаче ему на руки документов и поступил на военную службу: 28 мая 1891 г. был зачислен вольноопределяющимся в лейб-гвардии гусарский полк.

В 1896 г. Булатович добился своего включения в члены российской миссии Красного Креста в Эфиопии, где стал доверенным лицом негуса Менелика II.

Н. С. Леонтьев,
генерал-губернатор обширных
африканских земель (справа)
и его оруженосец

В апреле того же года совершил в качестве курьера легендарный пробег на верблюдах из Джибути в Харар, преодолев свыше 350 верст по гористой пустыне за 3 суток и 18 часов, что на 6–18 часов быстрее, чем профессиональные курьеры. Когда он проходил через Данакильскую пустыню, на него напали кочевники и отобрали все вещи и мулов. Обреченные на голодную смерть, Булатович и его спутники были спасены известным русским путешественником Н. С. Леонтьевым, проходившим мимо со своими людьми.

В 1897–1899 гг. Булатович был военным помощником Менелика II.

Александр Ксаверьевич — первый европеец, который пересек из конца в конец Каффу (сейчас — провинция Эфиопии). Впоследствии составил ее первое научное описание. Он также стал вторым европейцем, который обнаружил устье реки Омо.

В России миссия Булатовича была высоко оценена: он получил серебряную медаль от Русского географического общества за работы по Эфиопии (1899). Кстати, в книжном собрании выдающегося украинского востоковеда А. Е. Крымского хранится редкая книга А. К. Булатовича «С войсками Менелика ІІ (дневник путешествий 1897–1899 гг.)», изданная в 1900 г. в Санкт-Петербурге. В ней, в частности, он описал эфиопскую Пасхальную службу, отметив: «Богослужение произвело на меня неизгладимое впечатление. Убогая, нищенская обстановка, но какой экстаз, какая сила веры у этих чернокожих христиан. Какая проникновенная молитва, какие трогательные чувства сияют на лицах беззаветно преданных своей религии людей». Представляет большой интерес и описание природы — Гильдеских гор, перевалов, опасных рек во время их разлива весной (это противоречит общепринятому мнению о том, что Африка — сплошная пустыня).

А. К. Булатович стремился как можно тщательнее подготовиться к путешествию. Об этом мы узнаем не только из его первой книги, но и из иных источников. Так, профессор В. В. Болотов, историк древней Церкви, человек глубоких знаний в своей области, владевший многими новыми и древними восточными языками, в том числе геэз и амхарским, 27 марта 1896 г. писал матери: «…явился абиссинский иеродьякон Габра Крыстос и сказал мне, что меня желает видеть гвардеец гусар Булатович, едущий в Абиссинию. Оказалось, с вопросом: какую бы грамматику и лексикон амхарского языка достать…». Успехи его были, очевидно, значительны, потому что через год, когда А. К. Булатович теоретическую подготовку дополнил и углубил практикой, тот же В. В. Болотов другому адресату сообщал: «…в Петербурге в марте не было человека, который «амарынья» понимал бы лучше меня. Теперь лейб-гусар корнет А. К. Булатович, вернувшийся из Абиссинии, и говорит и немного пишет на этом языке».
А. Булатович «проявил редкие выносливость, храбрость и присутствие духа» в походах; негус Менелик вручил ему медаль и подарил леопардовую накидку и львиную гриву. Булатович составил множество ценных карт Эфиопии, которые передал Всероссийскому географическому обществу. Опубликованный дневник он в свое время преподнес царю Николаю ІІ.

Священник с крестом XII в.
Фото А.М. Лидова

По возвращении на родину в жизни поручика лейб-гвардии гусарского полка опять происходит изменение: ко всеобщему удивлению, в 1906 г. он принял монашеский постриг с именем Антоний (под влиянием Иоанна Кронштадтского) и подвизался на Афонском Андреевском подворье в Петербурге, преподавал в семинарии. В 1910 г. уехал на Афон. По его собственному признанию, до 1911 г. жизнь он вел «замкнутую, безмолвную, одинокую, всецело был занят своим подвигом, за ограду обители никогда не выходил, держался в стороне от всех дел, не знал, что делается на белом свете, ибо абсолютно никаких журналов, ни газет не читал». В 1910 г. его «рукоположили в иеромонахи», а в самом начале 1911 г. отец Антоний в последний раз отправился в Эфиопию, где хотел учредить русскую православную духовную миссию и Афонское подворье.

Во время Первой мировой войны был священником в 16-м передовом отряде Красного Креста. В 1918 г. обратился к патриарху Тихону с просьбой разрешить удалиться на покой, назначенный ему прежде, так как положение его «совершенно бедственное». Прошение было удовлетворено, и Булатович уехал в родную Луциковку, где провел последний год своей жизни. Отец Антоний был убит бандитами в ночь с 5 на 6 декабря 1919 г., защищая от ограбления неизвестную женщину. Похоронен в с. Луциковка. В 2009 г. на могиле установлен и освящен гранитный крест.

Крещение эфиопа апостолом Филиппом.
Фреска Троицкой надвратной Церкви
Святой Успенской Киево-Печерской Лавры

Поэт Николай Гумилев

Он с детства восхищался эфиопскими экспедициями А. Булатовича и был первым, кто смог повторить его маршрут. 30 ноября 1909 г. поэт отправился с экспедицией академика В. Радлова: сначала из Киева в Одессу, потом — в Константинополь («Я прочел “Отче наш” в священнейшем из храмов — Св. Софии»), оттуда — в Джибути, затем в Абиссинию. Известно, что Гумилев побывал в Аддис-Абебе на парадном приеме у негуса. Можно считать доказанными дружеские отношения, возникшие между молодым Гумилевым и умудренным опытом Менеликом II. В статье «Умер ли Менелик?» поэт обрисовал происходившие при троне смуты и раскрыл личное отношение к происходящему.

Богослужение
под открытым небом
в Эфиопии

Целью экспедиции было собирание этнографической и зоологической коллекций, записывание песен и легенд. Помогал ему в этом племянник — Николай Сверчков. Возглавив караван из Харара в глубь страны («восемь дней от Харара я вел караван»), Гумилев писал: «У меня есть мечта — пройти с Юга на Север Данкильскую пустыню, расположенную между Абиссинией и Красным морем, узнать там неизвестные загадочные племена».

В своем «Африканском дневнике» он упоминает о величественной простоте абиссинских песен и нежной музыке племен галасов и исов.

Во второй раз Гумилев посетил Абиссинию в 1913 г. Из этой экспедиции он привез в Петербург и подарил Музею антропологии и этнографии ценную коллекцию, которая по значению стоит на втором месте после коллекции Н. Миклухо-Маклая. Среди ее экспонатов — 250 фотопластинок, которые были использованы в фильме «Африканская охота» (Ленинградская киностудия документальных фильмов, 1988 г.).
Поэт привез из странствий и ценную абиссинскую икону-складень с изображением Девы Марии и Младенца на одной половине и святого с отрубленной ногой — на другой, а также икону-изображение царицы Савской. В стихотворении «Абиссиния» он с любовью пишет об этой стране:

Между берегом буйного Красного моря
И суданским таинственным лесом видна,
Разметавшись среди четырех плоскогорий,
С отдыхающей львицею схожа, страна.
<…> Под платанами спорил о Боге ученый,
Вдруг пленяя толпу благозвучным стихом,
Живописцы писали царя Соломона
Меж царицею Савской и ласковым львом.

Николай Степанович сделал доклад о поездке в редакции журнала «Аполлон». А благодаря циклу собранных и переведенных «Абиссинских песен» Гумилев получил признание как поэт. Его «Африканский дневник» считался утерянным, но был обнаружен и опубликован в 1999 г.
В поэтическом сборнике Н. Гумилева «Шатер» находятся проникновенные стихи о любви поэта к этой стране:

Оглушенная ревом и топотом,
Облеченная в пламя и дымы,
О тебе, моя Африка, шепотом,
В небесах говорят серафимы.

<…> И последняя милость, с которою
Отойду я в селенья святые,
Дай скончаться под той сикоморою,
Где с Христом отдыхала Мария.

* * *

Ко всему вышеизложенному следует добавить, что в 2011 г. путешествие по Эфиопии совершил известный путешественник, священник Федор Конюхов. Так что путь в эту страну может быть новым паломническим маршрутом.

Нина Пархоменко

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика