Маттиа Прети.
«Пилат умывает руки»

Многим из нас в повседневной жизни приходилось слышать обидные, режущие слух слова: «Я умываю руки». Это давнее выражение имеет свои корни как в Ветхом, так и в Новом Завете.

Во Второзаконии описан чин очистительного левитского (священнического) богослужения над убитым: пусть омоют руки свои над головою телицы, зарезанной в долине, и объявят и скажут: руки наши не пролили крови сей (убитого. — В. Н.), и глаза наши не видели; очисти народ Твой, <…> Господи, <…> и не вмени народу Твоему, Израилю, невинной крови. И они очистятся от крови. Так должен ты смывать у себя кровь невинного, если хочешь делать доброе и справедливое перед очами Господа (Втор. 21: 6–9). 
В Новом Завете эти слова связаны с неоднозначной личностью римского правителя Иудеи Понтия Пилата. Он происходил из знатного рода и был образованным человеком. По воле императора Пилат обладал обширным кругом полномочий. Будучи полновластным правителем римской провинции Иудея, правитель совмещал в своем лице законодательную, исполнительную и судебную власть: следил за правопорядком и сбором налогов, командовал войсками, выносил приговоры, утверждал иудейских первосвященников, избранных синедрионом.
Известный историк Иосиф Флавий в своей книге «Иудейские древности» писал о двух серьезных конфликтах между Пилатом и иудеями. Первый из них произошел, когда Пилат привел когорты римских воинов на зимнюю стоянку в Иерусалим. Солдаты принесли с собой знамена с изображениями императора Тиберия, чем оскорбили веру иудеев, ревнителей Закона Моисеева, запрещавшего человеческие изображения на чем-либо. Возмущенные иудеи шесть дней осаждали резиденцию Пилата в городе Кесария. Не испугавшись римских воинов, они подставили свои головы под их мечи, сказав, что умрут, но не изменят вере отцов. Изумленный Пилат приказал немедленно убрать знамена. 
Следующее возмущение возникло, когда Пилат решил построить в Иерусалиме водопровод, употребив для этой цели деньги сокровищницы иерусалимского храма. И вновь толпы возмущенных иудеев пришли к Пилату, требуя остановить строительство, но получили отказ. Так как  протестующие произносили оскорбления в адрес Пилата, то он приказал воинам палками разогнать толпу. Его подчиненные переусердствовали: немало людей погибло, многие были ранены. Иудейские первосвященники дважды жаловались императору на Пилата, и оба раза цезарь удовлетворил их жалобы. 
О суде Пилата над Господом повествуют все четыре евангелиста, дополняя друг друга. Таким образом, мы имеем целостное представление о том, как происходил суд над Спасителем. Римляне понимали мессианские чаяния израильтян в политическом смысле. Пилат наверняка слышал о том, что иудеи несколько раз пытались провозгласить Господа царем, поэтому спросил у Иисуса о его Царском достоинстве. Евангелист Матфей повествует: Иисус же стал пред правителем. И спросил Его правитель: Ты Царь Иудейский? Иисус сказал ему: ты говоришь. <…> Пилат говорит им: что же я сделаю Иисусу, называемому Христом? Говорят ему все: да будет распят! Правитель сказал: какое же зло сделал Он? Но они еще сильнее кричали: да будет распят! Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего… (Мф. 27: 11, 22–24). 
Несмотря на ненависть толпы ко Спасителю, Пилат долго уклонялся от вынесения смертного приговора Иисусу и даже хотел отпустить Его. Почему? Очевидно, мужественное поведение Спасителя на допросе, Его мудрые ответы внушили Пилату уважение к Нему. Господь не трепетал перед грозным наместником, не терял Своего достоинства, не просил пощады. Это было необычно для Пилата, ведь одно упоминание его имени наводило ужас на простых людей, Господь же оставался спокойным. Голос совести говорил правителю, что Христос невиновен. Просьба жены также имела для Пилата значение. И все же никакие доводы о невиновности Иисуса не помогали — толпа не унималась. 
Евангелист Иоанн свидетельствует, что Пилат приказал бичевать Иисуса, вероятно, думая, что вид невинно избитого Страдальца заставит жестокосердных иудеев сострадать Ему. Но правитель ошибся. На слова Пилата: возьмите Его вы, и распните; ибо я не нахожу в Нем вины (Ин. 19: 6), иудеи отвечали: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим (Ин. 19: 7). Понимая, что религиозный довод может не подействовать на Пилата, так называемые ревнители веры прибавили к нему политический аргумент: если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царем, противник кесарю. Пилат, услышав это слово, вывел вон Иисуса и сел на судилище, на месте называемом Лифостротон, а по-Еврейски Гаввафа. <…> И сказал Пилат Иудеям: 
се, Царь ваш! Но они закричали: возьми, возьми, распни Его! Пилат говорит им: Царя ли вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у нас царя кроме кесаря (Ин. 19: 12–15). 
Наверное, именно после этих слов Пилат сделал символический жест, навсегда вошедший в Священную историю человечества — умыл руки перед народом. Тем самым он как бы снял с себя ответственность за приговор Спасителю. Но в aкафисте Страстям Господним говорится: «Пилат <…> руце убо свои умы, но сердце оскверни». После своего неправедного поступка Пилат не находил покоя до конца жизни. Промыслом Божиим он сам признал факт Воскресения Господа. Его личный биограф Гермидий записал ответ Пилата на мольбу жены об отмене казни Спасителя. «Если Он — Сын Божий, то Он воскреснет, и тогда первое, что я сделаю — запрещу чеканить мое изображение на монетах». Пилат управлял Иудеей в 26–36 гг. по Р. Х. Монеты, чеканящиеся во время его правления, получили название «лепты Пилата». В Римской империи существовал обычай на лицевой стороне монет чеканить профиль императора, а на обратной — наместника провинции, где изготовлялась монета. На монетах, отчеканенных в Иудее после 33 г. н. э., профиль Пилата отсутствует. Так Пилат сдержал слово, данное жене, однако не уверовал во Христа как в Господа.
По свидетельству церковного историка Евсевия Кесарийского, дальнейшая судьба Понтия Пилата сложилась трагически. В 36 г. по Р. Х. он был смещен с должности и сослан в Галлию (совр. Франция), где, измучившись от угрызений совести, наложил на себя руки… 
В Символе веры есть слова: «Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате». Эти слова — вечный упрек правителю в малодушии. Пилат, сняв с себя ответственность за содеянное, умыл свои руки, но лишился спасения в Воскресшем Христе.
Виктор Науменко
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика