Преподобный Порфирий Кавсокаливит
В одном из греческих монастырей во вторник Светлой седмицы отмечают не­обычный праздник. Он парадоксален, как сама Пасха. В нем горечь смерти сливается с ликующей радостью Воскресения Христова. В этой скорбной истории нашелся свой «иуда»; были тут вездесущие «воины первосвященниковы»; к счастью, есть здесь и свой «евангелист», сохранивший для нас уникальную историю мученичества.

Мы считаем Грецию исключительно православной страной, в которой лишь два человека из тысячи не исповедуют Православие. Сегодняшнее количество монастырей и храмов Греции трудно вообразить. Небольшие часовни на перекрестках дорог — явление естественное и привычное. Однако в монастырях присутствует некоторая «камерность» — их много, но численность обитателей, как правило, невелика. К таким обителям относится и женский монастырь Преображения Господня в небольшом городке Дау Пендели неподалеку от Афин.

Паломникам здесь всегда рады. Частенько гостей встречает сама игумения Стилиана. Она руководит монастырем уже 50 лет. Кто-то из паломников не удержался и спросил игумению о ее возрасте. «Мне всегда 18», — с улыбкой ответила настоятельница и поспешила в архондарик (приемная для паломников), чтобы приготовить гостям традиционный кофе.

Икона 179 пасхальных мучеников

«Обитель неусыпающих»

Средняя продолжительность богослужений в монастырях составляет около восьми часов в сутки. Очень символично, учитывая, что в миру это длина рабочего дня. Разница лишь в том, что «работающие монахами» награду за свой молитвенный труд не получают, во всяком случае, в этом мире. Насельники некоторых монастырей берут на себя подвиг непрестанной молитвы, и тогда в стенах обители богослужение не прекращается ни на минуту. Этот монастырь становится исключительным явлением даже в монашеской среде. Его уважительно называют «обителью неусыпающих». Именно таким исключением когда-то стал монастырь в Дау Пендели.
Его основали в ІХ в. как общежительный монастырь, живущий по традиционному Студийскому уставу. В ранневизантийскую эпоху он имел колоссальные размеры — в его стенах и во многочисленных скитах проживало около 600 иноков. Он был вторым по величине монастырем на Балканах, соперничая со знаменитыми монастырями Метеор. Иноки здесь молились непрерывно: как только заканчивалась одна Литургия — следом начиналась другая. В напоминание об этой традиции, в кафоликоне (соборном храме монастыря) сохраняются следы от восьми престолов — именно столько Литургий успевала отслужить за сутки «неусыпающая» братия.
Отношения монастыря с внешним миром не всегда были простыми. В период турецкого завоевания численность монахов сокращалась до 100, но тогда обитель утраивала усилия по духовному окормлению мирян. Иногда, для отпора внешнему натиску, монастырь становился настоящей крепостью — высокие стены, бойницы, подземные ходы… Один из его подземных ходов и сыграл роковую роль в истории монастыря.

Пасха страданий

Накануне Пасхи 1680 г. некий монастырский рабочий затаил на кого-то из братии обиду, причин которой мы не знаем. По подземному ходу предатель провел от порта в монастырь вооруженных бандитов. Пираты, воспетые сегодня в приключенческих романах и героических фильмах, предстали здесь во всей своей жестокости. Монастырских сокровищ (если они и были) им оказалось мало. Захватчики не ушли отсюда до тех пор, пока почти всех не убили. Жив остался лишь один, совершавший Пасхальную литургию в отдаленном скиту, чтобы не лишить монастырских работников праздничной службы. Вернувшись в обитель, он увидел 179 изувеченных тел своих собратьев.

Мощи

Мощами мы благоговейно называем останки святых, притекая к ним как к источникам благодатной силы. Но, глядя на эти косточки, нам хотелось плакать. Немощь, хрупкость, бессилие — вот какие слова приходили на ум при взгляде на разрубленные черепа, сокрушенные ребра, раздавленные кисти рук. На глаза наворачивались слезы о тех, кто «как овцы, были вырезаны волками». Но можно утешиться:  последней трапезой мучеников была Трапеза Господня, а последними словами — бессмертное «Христос Воскресе!».
Обретение мощей мучеников стало главным событием новейшей истории монастыря. Об этом любит рассказывать игумения Стилиана — непосредственная участница событий 1963 г. В то время она вместе с несколькими сестрами пришла сюда из монастыря святого Патапия. Монастырь в Дау Пендели находился в запустении. Первым делом сестры решили отыскать мощи. Наложив на себя пост, они 40 дней целенаправленно молились мученикам об открытии их мощей. Все разрешилось в последний день поста. Рабочие, менявшие пол в храме, почувствовали сильное благоухание. После этого под царскими вратами было найдено погребение игумена Нила, а затем и других братьев. Однако большую часть мощей мучеников скрывает монастырская земля. Шагая по ней, вспоминаешь слова из проповеди митрополита Антония Сурожского. Он предложил представить, что в далеком прошлом кто-то спас тебя от неминуемой смерти, но сам при этом погиб. Стал ли бы ты после этого жить беспутно, предавая его память?..
А еще на память приходят слова старца Порфирия, много лет подвизавшегося в этом монастыре: «Вы, может быть, до конца не понимаете это сейчас, но здешняя земля — как один большой престол с антиминсом, потому что везде покоятся мощи святых мучеников. И те монахи, которые жили в этом монастыре в то далекое время, — это не обычные мученики, которые исповедали Христа до смерти перед лицом злобных разбойников. Но всю свою жизнь они ни минуты не жили без молитвы ко Господу: не случайно здесь было восемь престолов в храме. Они были действительно как друзья Господа».

Старец Порфирий

Имя старца Порфирия Кавсокаливита знакомо многим. Он родился в деревне под названием Святой Иоанн на острове Эвбея. Его родители жили бедно, по­этому отец уехал на заработки. В частности, он был простым рабочим на строительстве Панамского канала.
«Мы, крестьянские дети, трудились с малых лет: поливали сад, огород, ухаживали за скотиной, бегали повсюду, куда нас посылали взрослые, — рассказывал впоследствии о себе старец Порфирий. — Я с малого возраста пас животных в горах. Был наивным и застенчивым; в школу походил лишь в первый класс и почти ничему не научился, потому что учитель болел. Там, где сторожил овец, я по слогам прочитал житие святого Иоанна Каливита. Тогда мной овладело пламенное желание уйти из мира и стать монахом, хотя я никогда не видел ни монаха, ни монастыря и ничего об этом не знал.
Когда мне исполнилось семь лет, мать послала меня в Халкиду на работу в большой магазин. Там уже работали два паренька. Когда я пришел, все стали мною распоряжаться, и я делал то, что мне говорили. Между тем ребята устроились поливать цветы хозяйки на балконах. Они ходили по очереди через день. Когда пришел я, они навалили на меня все — и уборку, и цветы. Однако я не подозревал ничего плохого. Все исполнял и ходил туда, куда меня посылали». Так с детства будущий старец проявлял дар послушания.
В 12-летнем возрасте он, тайно от родителей, трижды отправлялся на Афон — и каждый раз возвращался в нерешительности. Наконец, Сам Бог вручил юношу попечениям духовника — старца Пантелеимона, и для Порфирия началась жизнь на Святой Горе, которая, по его собственным словам, была молитвой, радостью и послушанием старцам: «Лени не было совсем. Мне нравилось молиться, даже когда я был уставшим. В обессиленном состоянии я еще больше искал Бога. Вы должны этому поверить и понять, что это действительно возможно. Это результат любви. Дело не в том, что ты быстро ходишь, делаешь одно, начинаешь другое, возвращаешься и следишь за тем, чтобы успеть закончить все: полить, прополоть, принести земли и дров, сходить в горы, принести деревяшки для рукоделия. Благодаря любви становишься неутомимым. И знаете, куда тогда деваются грехи? Они все спят. На Святой Горе ночью встают в два часа. И в тот час я ощущал благоговейный трепет. Молитва сотрясала местность, сотрясала духовный мир. Вот какова любовь ко Христу».
В 19-летнем возрасте по Промыслу Божию — из-за тяжелой болезни — Порфирий оставил Афон и до глубокой старости служил людям как духовник, облегчая их страдания, разрешая недоумения. Последнее десятилетие жизни он посвятил основанию и строительству монастыря в Милеси. Именно тогда было составлено большинство его слов и поучений. В этих книгах о Церкви, молитве, Таинстве Покаяния, болезнях, воспитании детей заключен богатейший опыт, поданы примеры из жизни наших современников, которые обращались к старцу Порфирию за помощью, казалось бы, в безнадежных ситуациях. И каждый раз он учил их доверию Богу и благородству в молитве, о чем рассказывал позднее так: «Часто мне звонят даже из-за рубежа и задают вопросы о детях и на другие темы. Вот и сегодня мне позвонила одна мать из Милана и спросила, как ей вести себя со своими детьми. Я сказал ей вот что: «Молись и, когда необходимо, говори с детьми с любовью. Больше молись и меньше слов им говори. И ко всем должно быть больше молитвы и меньше слов. Потому что своими разговорами мы становимся назойливыми для других, вызываем их сопротивление и иногда возмущение. Поэтому лучше таинственно говорить с их сердцами посредством таинственной молитвы, чем с их ушами. Все бывает от молитвы, молчания и любви».
Незадолго до своей кончины, готовясь к ней, старец Порфирий вернулся на столь любимую им Святую Гору, в Кавсокаливию. Там он и отошел ко Господу 2 декабря 1991 г. Его последние слова были из первосвященнической молитвы Спасителя: да будут едино (Ин. 17: 22).
27 ноября 2013 г. Священный Синод Константинопольского Патриархата принял решение о канонизации старца Порфирия Кавсокаливита. День памяти преподобного — 2 декабря.
Монах Порфирий Кавсокаливит с духовными чадами

Центр притяжения

В Преображенском монастыре г. Дау Пендели каждую пятницу совершается вечернее богослужение, которое продолжается до рассвета. Попасть на него стремятся многие православные греки, так что храм во время этой службы бывает переполнен. В особо торжественные моменты монахини специальным шестом раскачивают по кругу центральное паникадило и лампады, висящие перед главными образами иконостаса. Сюда приезжают как для молитвенного и духовного общения, так и для того, чтобы прикоснуться к прекраснейшим образцам византийского искусства. Монастырский хор, в котором поют 12 монахинь, считается одним из лучших в Греции. А наши паломники, оказавшись на богослужении в обители, могут насладиться византийским исонным пением. Исон исполняется отдельной группой певчих, когда остальные певчие поют в унисон мелодию распева.
Поскольку старинный храм монастыря со временем перестал вмещать всех желающих, было решено построить большой собор. Он пока еще не закончен, но внутри на треть расписан. Насельницы сами пишут иконы и фрески, выкладывают мозаики. Кроме того, обители принадлежит немало окрестных земель, и сестры возделывают сады и огороды.
Также в монастырь приглашают архиереев, священников и богословов, которые проводят лекции и беседы с прихожанами.
У греков есть обычай — после окончания Литургии в воскресные и праздничные дни они приходят в архондарик, где митрополит либо возглавлявший богослужение священник садится на почетное место, рядом располагаются сослужащее духовенство, монахини и гости. Затем игумен или игумения монастыря задает архиерею вопрос, тематически близкий, например, к содержанию проповеди, произнесенной за богослужением, и просит развить эту тему. Также могут задаваться насущные вопросы, и далее за чашечкой кофе продолжается интересное общение. Побеседовав около часа, все отправляются на общую трапезу, которая проходит под чтение житий святых. Получается такое непрерывное общение, как в древней Церкви, когда трапеза становится словно продолжением богослужения.
Все, кто посещает обитель в Дау Пендели, ощущают тонкое благоухание, наполняющее пространство — дворики, храмы, бытовые помещения. Но главное, что привлекает сюда многочисленных паломников, — это непрерывающаяся связь между горним и земным миром, помощь и предстательство святых. Количество чудес, совершающихся здесь по молитвам верующих, едва ли поддается исчислению…
Александр Ворсин, Елена Головина
Фото протоиерея  Георгия Гуляева
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика