В минувшем месяце (10 ноября) в Киеве состоялась презентация православного семейного журнала «Фамилия» в обновленном формате. Предлагаем вниманию читателей «Церковной православной газеты» две публикации из этого журнала, который включен в перечень СМИ, рекомендованных Синодальным информационно-про­светительским отделом УПЦ для распространения в храмах и монастырях нашей Церкви.
Мой дед Александр Сергеевич Коряков был 13‑м, самым младшим ребeнком в семье. Из чего можно заключить, что у моих прадеда и прабабушки Сергея Трофимовича и Ираиды Александровны Коряковых было 13 детей.

Жили они в своeм доме на берегу нижнетагильского городского пруда в районе, называемом Старая Гальянка. Прадед работал на руднике, а после того как получил производственную травму, начал сапожничать. Дом прадеда до сих пор стоит на месте, он был куплен им у какого‑то судовладельца, возившего дрова для металлургического завода, который расположен прямо на противоположном берегу (этот завод сохранился до наших дней как музей). Жили мои предки по нынешним меркам тяжело, а по тогдашним — вполне нормально: большой огород, полно скотины. Огород и дом вошли в историю, их запечатлел известный фотограф Сергей Прокудин-Горский, составлявший по заданию императора Николая II масштабный фотопортрет России на рубеже XIX–XX вв. На его открытке — изумительный вид с горы на городской пруд и прилегающие дома.

Сапожного промысла прадеда хватало, чтобы содержать большую семью. Прадед и прабабушка были тогда современными людьми, как и мы с вами сейчас — современные люди. Только время тогда было другое, и многое с тех пор переменилось.

Я припомнил фотографию, на которой мои дорогие предки запечатлены всей семьeй на фоне дома… И задумался: были ли они счастливы? Глядя на лица, трудно сказать что‑то определeнное. Взрослые и дети — рядом, все похожи друг на друга, и все — разные. Красивые. Но есть ещe нечто неуловимое в их лицах. Чтобы рассмотреть эту тайну, надо притормозить свой бег, отвлечься от суеты, вглядеться, вдуматься.

И я рассмотрел. И через это увидел себя в те времена, когда меня и в помине не было. Увидел не в одном и не в двух образах, а во многих. Это всe мои прямые предки, кровные родственники. Я похож на них, они похожи на меня. Мы разные, но мы часть единого целого, не подвластного времени. Выходит, Божий замысел обо мне был ещe раньше меня, Бог знал меня раньше меня. Как это понять, как — вместить? И сколько в этом любви! И не путь ли это к умиротворению и спасению?

Семейная жизнь — это труд. Так, одним из напутствий для будущих супругов всегда бывает высказанная кем‑нибудь мысль о важном шаге в жизни, с которым связано много трудов и ответственности. Мол, смотрите, ребята, дело серьeзное затеяли, сдюжите ль… Главное, чтобы любили друг друга по‑настоящему, не эгоистически, а так, чтобы жить друг для друга.

И, конечно, чем больше в семье детей, тем больше в ней любви. Могу это утверждать, потому что у нас с женой трое детей и наша молодая семья официально считается многодетной. С рождением каждого ребeнка любовь приумножается. А всe остальное — суета, тревоги и печали, пугающие многих, — ничтожно малая плата за счастье быть семьей.

Есть у меня ощущение, даже убеждение, что любви надо учиться всю жизнь. Если по прошествии земных дней мы сохраним и приумножим в себе любовь, то не потеряем еe никогда. Семья — это когда вместе навсегда. Где, как не в семье, мы можем славно потрудиться на духовном поприще приумножения любви! Ведь еe всегда не хватает, еe слишком мало, и только Бог обладает всей еe полнотой.

Алексей Коряков

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика