Этотвоскресный день носит название Прощеного воскресенья и воспоминает об Адамовом изгнании.Имя Адам означает человека в его как бы первичном смысле — «взятый из красной глины».В некоторых восточных языках Адам, собственно, и означает «человек». Наш праотецсогрешил и родил нас в изгнании. Сам он был создан Богом из райской земли и жилв раю. А потом за грех свой был изгнан, как ложный бог. хотел быть богом — и нестал.

Сказал змей Еве: «Будете, как боги» (Быт. 3: 5) — и обманул. И вот этих ложныхбогов, вкусивших запретный плод, буквально в шею выгнали вон из рая. Так мы всеродились в изгнании.

…Втяжелые годы сталинских репрессий множество детей рождалось в тюрьмах. Были детивойны, дети лагерей, которые зачинались и рождались неизвестно где — в блиндажахи бараках, на этапах, — а значит, в случайных связях. И рождались, ивырастали там. И мы все с вами в духовном смысле дети лагеря и тюрьмы. Потому чтомы рождены в изгнании. Мы и своих детей родили тоже в изгнании. И только теперьстремимся к Небесному Отечеству.

Думатьоб Адаме надо потому, что он очень связан со Христом. Христос — это новый Адам.Мы скоро поставим посреди храма Распятие, Крест Спасителя. И там, под Крестом, накотором висел распятый Сын Божий, лежит череп. Это череп Адама. Новый Адам на Кресте,ветхий — костями в земле. Христос пришел с небес, как новый Адам, чтобы искупитьветхого Адама, который в аду. А дети Адамовы — на земле.

Классическаяправославная иконография Воскресения изображает сошествие Христа во ад, таинствоВеликой Субботы. Господь сходит во ад для того, чтобы вызволить всех, кто ждал Его.И кого Он первыми вывел из ада, кого Он тянет за руки? Это Адам и Ева, первые люди.

МатерьБожия — новая Ева, которая послушанием Богу исцелила Евино непослушание. А Христос— новый Адам, Который Своей чистотой и безгрешностью ведет нас к Отцу и грехи нашивозносит на крестное древо. Христос и Адам, повторяюсь, очень связаны. В мире былотолько два человека без греха. Первый — это Адам, который был безгрешен и потерялэто безгрешие. Второй — Христос, Который чист, безгрешен и безгрешности не утратил.И вот Христос исправляет грехопадение первого человека.

Христосвовеки свят и бессмертен. Над Ним не имеют власти ни болезнь, ни смерть, ни грех.Он — действительно Отец нового человечества. Все остальные люди, так или иначе,причастны заразе греха. Повторяю, поскольку Адам, будучи безгрешным, утратил безгрешность,он родил оскверненное, грешное, больное потомство. Собственно, созерцание всей этойтрагедии впоследствии было для него большой мукой.

Адамбыл взят Богом из земли. Отца и матери у него не было. Некоторые люди, сомневающиесяв таинстве безмужнего рождения Христа, говорят: «Ну как может Дева, не знавшая мужа,сохранившая девство, принять во чреве, да потом еще и родить, сохранив девство?».На это мы отвечаем, что ведь и жизнь наша тоже началась с чуда. Господь Бог сотворилАдама из земли. Первый человек тоже не был зачат, выношен во чреве, выкормлен грудью.Первый человек был сотворен сразу «готовым».

Это — великое чудо, сотворенное Божиимируками без отца и матери. И Христос тоже родился чудесно,как новый Адам. И Ева была чудесно сотворена не из земли, но из ребра. И у нее тожене было ни отца, ни матери. Ее тоже не носили во чреве, но она родилась «готовой»,целой, вышедшей из тела своего мужа.

И потому имела в лице Адама и мужа, и отца.Потому такая привязанность у женщины к мужчине, потому Ева смотрела на мужа какна господина еще изначально, до греха. А после грехопадения Бог подчинил ее мужу:«К мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою» (Быт. 3: 16).Ева чувствует, что она из ребра, она стремится войти в свое тело, стремится спрятатьсяв Адаме, стремится найти свое место возле его сердца.

Адампрожил тяжелейшую жизнь. И вся жизнь его после грехопадения называлась одним словом— покаяние. Мы не можем представить себе жизнь нашего праотца до грехопадения, потомучто мы — грешные. А грешные безгрешную жизнь представить не могут. Мы не можем представитьсебе то, чего нет в нашем опыте. Мужчина не может понять, как рожает женщина, егоорганизм другой. Не воевавший человек не знает, что такое война. Не голодавший — незнает, что такое голод. Потрудиться и вообразить, напрягая сознание, можно, — нодо конца понять нельзя. И, что значит не иметь грехов, мы, к сожалению, тоже представитьне можем.

Какимбыл наш праотец до грехопадения? Он был совокупностью всех красот и всех достоинств,которые есть в человечестве. Потому что все человечество — это одна огромная семья.Красота кисти Рафаэля, например, и тонкость музыки Моцарта, и стройность шедевраРастрелли или Гауди — все это было в Адаме. Он был гениален. Он был бессмертен,блажен, чрезвычайно мудр, красив. Вообще, он был божественен. Это был маленькийбог на земле.

Он не имел, кстати, никакого страха — ни перед смертью, потому чтосмерть еще не вошла в мир, ни перед болезнью, потому что он был бессмертен. Он никогои ничего не боялся. Мы тоже не можем этого представить, поскольку постоянно чего-тобоимся и опасаемся. Знаком власти Адама над природой было то, что животные приходилик нему и слушались его. Большие звери, скажем, слоны или жирафы, и маленькие звери,какие-нибудь хомячки или букашки — все они приходили к Адаму как к господину.

Оникланялись ему, и он давал им имена. Как говорит Платон, одна из самых ярких личностейв истории, дать правильное имя означает в лучшем смысле воспользоваться всей силойума, так как ум проявляется при правильном назывании имен. Дать имя — значит познатьсущность.

Адам понимал окружающий мир. Он знал язык травы и ветра. Он слышал голосаптиц и понимал, о чем они поют. Он знал все, что можно знать человеку, и мог знатьбольше. Он должен был стать богом по благодати. Он должен был возглавить весь этотмир, расплодиться без греха в раю, а не на земле изгнания, — привести новых людейв мир, создать новое человечество. Он этого не сделал. И потом всю жизнь свою онрыдал. Он выл и плакал. Вся жизнь его была непрестанный вой. Это не был плач, этобыл крик.

Знаете,как страшно потерять то, что ты имел раньше? Легко подниматься вверх, от «Запорожца»,например, к «Жигулям», от «Жигулей» — к «БМВ», потом к «Майбаху». А вот от «Майбаха»к «Запорожцу» спускаться невыносимо. Из собственного дома переселиться в приют длябездомных — можно повеситься, да многие и вешаются, Боже сохрани. Потому что подниматьсявверх относительно легко, а вот падать — тяжело.

А чтозначит упасть из рая в мир? Быть с Богом — и стать смертным… Адам и Ева изменились. Онисразу почувствовали, что умерли. Телом они жили еще 900 с лишним лет, они были физическиочень выносливы, красивы, сильны. Однако душа у них умерла тут же по изгнании израя.

Естьдве смерти. Есть смерть физическая, когда из тела уходит душа. Человек начинаетсмердеть, гнить, и нужно поскорее его в землю хоронить, потому что он безобразен.И мы даже из любви прячем его в землю, потому что не можем смотреть на его гнилостныеизменения. А есть смерть души, когда душа забыла Бога или оторвалась от Бога, согрешила.Как тошно бывает человеку согрешившему, знает каждый из нас. Это гниение души. Этозапах смертной гнили внутри человека. Не снаружи, а внутри. Душа болит, когда нагрешитчеловек.

Таквот, Адам умер тут же. Нагрешил и умер. Ева нагрешила и умерла. И они тут же почувствовали себяоторвавшимися от благодати. Им стало стыдно, что они голые. Они заметили свою наготуи сшили себе из листьев опоясание. Им стало стыдно будущего потомства, которое родитсяиз этих чресл, которое будет такими же грешниками, какими стали они.

А потомАдам всю жизнь плакал. Он плакал потому, что потерял рай. Он плакал потому, чтодумал, что скоро вернется обратно. Как человек, попавший в беду, думает: ну, ещенемножко, и я выйду отсюда. Но «немножко» не заканчивается. Оно длится и длится.А потом он постепенно понимает, что это никогда не закончится, это уже навсегда. 

Сначала Адам с Евой хотели потомства и жаждали Спасителя, чтобы родился кто-то,кто вернет их в рай. Вот родился первенец. Они сказали: «Вот, мы нашли сына от Господа»(см.: Быт. 4: 1), — и назвали его Каин — «приобретение». Первые роды у Евы, дорогойпервый ребеночек… И кто же из него вырос? Вырос убийца. Вот первый плод супружествапосле грехопадения.

Потомродился Авель, и брат убил брата. Адам и Ева впервые хоронили ребенка. На первыхпохоронах на земле родители хоронили детей, а не наоборот. Это сегодня, в основном,дети хоронят родителей, и если случается наоборот — то это кошмар. Но в начале именноненормальность и была нормой, и Адам и Ева впервые хоронили своего сына, убитогодругим сыном.

Одна еврейская агада (повествование) пишет, что земля не хотела питькровь Авеля. Когда пролилась эта первая кровь, она свернулась на поверхности землив комочки и засохла. Земля впервые должна была впитать кровь человеческую, а этоне ее дело, она не должна ее пить. Она может пить воду, дождь, растаявший снег,но не кровь.

Родителине знали, что делать с сыном, говорит далее повествование. Ворон подлетел, началклювом землю рыть возле покойника. Они поняли, что надо его хоронить в землю. ВедьБог сказал: «Прах ты и в прах возвратишься» (Быт. 3: 19). Таковы были первые похороны.Так началась история человечества.

Потомрождались другие дети. Родители им рассказывали, где они были, как появились насвет, что они видели, что знали. Книг тогда не было. Адам похож на Христа еще ипотому, что Христос не писал книг. Христос никуда из Палестины не уезжал, с военнымипоходами не ходил, богат не был, во дворцах не жил. Он не сделал ничего, чем сегодняхвалятся богатые, сильные, известные люди. Но, ничего не написав, Христос перевернулмир. За ним записали по памяти, как подсказал Дух Святой, Его ученики, уже послеВоскресения, после Пятидесятницы.

Адамтоже не писал книг. Он был сам живая книга — жил 960 лет. Как попавшие в плен колонисты,по нужде расплодившиеся вдали от родины, говорят: «Мы должны вернуться, не здесьнаш дом, он в другом месте», — так и Адам говорил своим детям об их райской родине.Но вместе с тем он видел, что дети его не слушают. Дети, не знавшие рая, полюбилиземлю. Они начали сажать огороды, стали добывать железо, ковать оружие, им сталоеще легче убивать друг друга. Они стали играть на дудках и свирелях, строить города,обживая эту землю. Адам-то думал, что скоро все это закончится, и будет возвращениев рай. Но дети слушали его — и не понимали.

Адамнемного не дожил до Всемирного Потопа. Представьте, что на протяжении 960 лет десяткипоколений могли приходить к нему, живому праотцу, и спрашивать, как все было, почемумы сейчас живем так, а не иначе, каков Господь, почему Он нас наказал… Все это можнобыло услыхать из уст самого первого человека. Но спрашивающих быломало.

В основном у людей были свои занятия: они начинали, повторяю, воевать и строить,пахать и сеять и т. д. Рай их интересовал все меньше и меньше. И Адам понимал скаждым годом все ясней, что этот кошмар еще очень долго не закончится, что он тольконачался. Поэтому он всю жизнь плакал. Плакал о себе, потому что он первый грешник,и плакал обо всех тех, кто родится от него, потому что он передал им в наследствожуткую жизнь.

Этойжуткой жизнью, между прочим, живем и мы. Если бы не Христос — новый Адам, Которыйпришел с небес и подарил надежду, веру, зажег в нас, как огонек, желание другойжизни, — то эта жизнь была бы полным кошмаром и для сытого, и для голодного, и длямолодого, и для старого, и для богатого, и для бедного. Мы и живем в кошмаре, братьяи сестры. Мы потеряли рай, и вот сегодня мы должны кожей, сердцем ощутить то, чточувствовал Адам, когда потерял рай Божий — вышел из него вон, смотрел на него издалекаи плакал.

Мыдолжны жить другой жизнью. Для этого нам Бог дает пост. Первая заповедь, даннаячеловеку, — не ешь, не вкушай, не трогай. Все ешь, одного только не ешь. И человекне сделал того, что Бог ему сказал. Поэтому, когда мы, постясь, исполняем заповедь«не ешь», мы исправляем ошибку Адама. Великий пост — это возможность внутри своеголичного опыта попытаться исправить грех нашего праотца, и закалить свою волю, иослабить свою плоть, которая из земли взята и к земле страшно привязана.

Мыземные люди. Мы — прах, прах и пепел. Авраам про себя Богу сказал: «я прах и пепел»(Быт. 18: 27). А мы тем более. Если Авраам прах и пепел, то кто мы такие? Прах сковалнашу душу, и, чтобы она была свободна, нужно, чтобы плоть была в порабощении.

И Великийпост — это возможность поработить свое тело. Отложить в сторону прах и дать душебольше свободы, для того чтобы больше понять, ощутить, прочитать, запомнить, помолиться.

Такчто, дорогие христиане, имейте в виду, что мы живем жизнью падшего Адама. Но в мируже пришел новый Адам, Господь с небес, и Он вселился в нас. То есть в нас живутдва человека: ветхий Адам, который нас родил по плоти, и новый Адам — Христос, Которыйвселяется в нас через Крещение, через слово Свое, через Причастие, через исполнениезаповедей. И эти два Адама должны между собой бороться. И они борются, причем ветхийдолжен слушаться нового. Посмотрите на икону Воскресения. Что там делает новый Адам,а что — ветхий?

Последнийс мольбой смотрит снизу вверх, а новый с милостью приходит, чтобы поднять его изада. И нужно, чтобы наш ветхий Адам во внутренней борьбе слушался нового. Чтобыстарое подчинялось молодому, грешное преобразовывалосьв безгрешное. Вот для этого мы и войдем в святую Четыредесятницу. Чтобы в концеэтого длинного моста воссиял нам всем свет Воскресшего Господа. Чтобы мы все выкупалисьв этом Нетварном Свете, Фаворском свете.

Чтобы души наши хоть немножко ощутили будущуюрадость. Повторяю, нет в этой жизни настоящих радостей, кроме радости истинной верыи кроме благодати, которую Бог дает смиренной, верующей и кающейся душе. Потомубросайтесь в пост, как молодой пловец бросается в холодные волны. Смело и с радостью,с юношеским азартом бросайтесь в пост — поститься, читать Псалтирь, не смотретьтелевизор, не болтать лишнего, полюбить храм, подавать милостыню.

Все это для того,чтобы душа окрылилась. Человек — существо духовнокрылатое. Он не должен быть подобен курице. У курицы есть крылья, но летать онане может. Она смешна, когда пытается летать. Мы пока — такие вот курицы, с крыльями,но без полета. А пост должен всех нас окрылить.

Господьсегодня дает нам еще один шанс стать лучше, стать небесными гражданами, вернутьсятуда, откуда мы упали, и даже более того, потому что Адам был в земном раю, а намподарят другой рай, уже не земной, а небесный град Иерусалим, приготовленный, сходящийсвыше, как невеста, украшенная для своего жениха. Это увидел тайнозритель евангелистИоанн и рассказал нам в своем Откровении.

Такчто мы — граждане небесного Иерусалима, и мы должны быть достойны этой небеснойпрописки. Поэтому давайте возьмемся за себя, изменимся к лучшему, Пасху встретим,возрадуемся и возвеселимся, наполнимся Духом Святым и повеселим Адама, нашего отца.Его кости в земле давно смешались с прахом, а душу взял на небо Христос. И праотецтеперь смотрит с небес на землю внимательнейшим образом: кто же из его детей живетправильно, а кто неправильно.

Давайтеповеселим нашего праотца, сделаем ему приятное. Пусть он с небес заметит хотя быеще одну душу, которая начала меняться к лучшему, молиться, каяться и стремитьсяк будущему, нетленному и бесконечному Христову Царству. И пусть сегодняшняя егорадость в Царствии Божием со временем станет и нашей радостью.
Протоиерей АндрейТкачев
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика