1025-летие Крещения Руси, которое широко отмечается в эти дни ее наследниками — Укра­иной, Россией и Беларусью, дает повод бросить взгляд в прошлое, охватить мысленным взором гораздо более длительный про­межуток времени, дабы понять место и значение этого события в нашей истории.
До святого Владимира:
Мы по праву чтим дату приня­тия христианства Русью и кре­стителя страны — равноапостоль­ного князя Владимира.
И все же, о Христе, Распятом и Воскрес­шем, жившие на территории нынешней Украины народы узнали много ранее. Согласно древним греческим и еврейским источникам Благую Весть на берега Крыма и Причерноморья принес брат апостола Петра, апостол Андрей Первозванный. Широко бытует версия, что он далее поднялся по Днепру и достиг даже Ладоги и Балтики, обогнув затем по морям Европу. Хоть эта версия и менее досто­верна и опирается лишь на пре­дание, однако многие историки Церкви вполне допускают такую возможность.
«Апостол Андрей Первозванный водружает крест на горах Киевских», Н. Ломтев, 1848 г.
Бесспорно то, что христиан­ство появилось и утвердилось ранее всего в Крыму
Сюда, в Херсонес, был сослан римскими властями и принял около 101 г. мученический венец святой папа Климент I — апостол от 70-ти, четвертый епископ римский.
По преданию он застал здесь уже около двух тысяч христиан. Воз­можно, часть из них была обра­щена ранее апостолом Андреем, другие же были сосланные каторжники из различных частей Римской империи. Благодаря апостольской проповеди святого Климента уверовали во Христа и приняли Крещение еще несколько тысяч человек.
В самом начале IV в. в Херсонесе была учреждена епископская кафедра. Ее становление было нелегким — нескольким первым епископам пришлось принять мученический венец от упорст­вующих идолопоклонников.
Только после Миланского эдикта (313 г.) императора Константина христианство на южном берегу полуострова утвердилось, о чем свидетельствует участие мест­ного епископа в деяниях Второго Вселенского Собора в 381 г. Тогда же севернее Крымских гор поселились крещеные к тому времени готы, и, несмотря на меняющееся с веками населе­ние, Готфийская епархия просу­ществовала здесь до конца ХVIII в. Были и другие крымские епархии — Сурожская (Сугдай­ская), в районе нынешнего Судака, и Фулльская.
Несколько позднее Евангель­ская Весть пришла к жителям Северного Причерноморья
Сподвижник первого херсонес­ского епископа-мученика свя­того Василия, святой Ефрем, при­нес ее на берега Дуная, но несколько лет спустя был там усечен мечом. В III в. в низовьях Днепра расселились готы. Под­чинив себе Боспорское царство, они нападали отсюда на владе­ния Римской империи, привозя множество греческих пленных. Среди последних было немало христиан, чья проповедь имела успех. Уже на Первом Вселен­ском Соборе в Никее в 325 г. присутствовал боспорский епископ Кадм.
Два века спустя, при импера­торе Юстиниане, активно способ­ствовавшем распространению в империи христианства, Крым и Боспор стали владениями Визан­тии. Возобладавшие позднее в Константинополе ереси моно­фелитства и иконоборчества привели на северные черномор­ские берега многих христиан, сохранивших верность Право­славию. Среди сосланных сюда был и святой папа Римский Мар­тин I († 655), нашедший в Херсо­несе свою кончину. Многие, осо­бенно во времена иконоборче­ства в VIII–IХ вв., бежали в Крым и его окрестности от гонений. Здесь, в пещерных монастырях и скитах, подвизались они в молитве, также ведя проповедь среди местного языческого насе­ления, следуя наставлению Спа­сителя Апостолам: вот, Я посы­лаю вас, как овец среди волков: итак будьте мудры, как змии, и просты, как голуби (Мф. 10: 16).
Тогда же, как полагают некото­рые историки, возникли пещер­ные скиты в Приднестровье
И, возможно, даже на месте нынешней Свято-Успенской Свя­тогорской Лавры.
Ревностным защитником иконопочитания был святитель Стефан Сурожский, († 787), архиепископ Сугдеи (ныне г. Судак).
Святитель Стефан Сурожский, архиепископ Сугдеи († 787)
Обширный степной и лесо­степной край, от устья Дуная до Дона и примыкающее к нему с запада Подолье, историки назы­вают «коридором цивилизаций». На протяжении двух тысячелетий здесь прошло несколько волн переселения народов. Кочевые племена приходили, как правило, с Востока, оседали здесь, кто на несколько лет, а кто на века. Но надвигалась новая волна завое­вателей и сметала предыдущих. И христианство также, проникнув сюда в первые века по Р. Х., неоднократно, едва овладев душами осевших на этой земле, отступало под натиском новых завоевателей, чтобы деяниями подвижников опять утвердиться среди новоприбывших.
В житии святителя Стефана Сурожского мы встречаем пер­вое упоминание о тех, кто впо­следствии придет сюда послед­ними, но на этот раз навсегда, и, превратив тысячелетнее Дикое Поле в цветущий земледельче­ский край, утвердит здесь веру Христову.
В житии Стефана Сурожского упоминается любо­пытный момент, который вызы­вает споры среди историков. Вскоре после смерти святителя «рать великая русская из Новаг­рада» во главе с неким князем Бравлином совершила опусто­шительный набег на Крым. Взяв Сугдею, Бравлин попытался огра­бить храм святой Софии, где находилась гробница святого Стефана, и был поражен болезнью, от которой избавился, только когда вместе со своими боярами был крещен архиепископом Филаретом. Что это за князь и какое отношение имеет Новаград к Новгороду, основан­ному, как полагают, более полу­века спустя, остается неясным.
Первые христиане в Киеве
Куда более документирован­ным является событие лета 860 г., когда «всех оставляющий позади в свирепости и кровопролитии, тот самый так называемый народ Рос», как писал семь лет спустя святой патриарх Фотий, на 200 кораблях совершил набег на Константинополь. «Но ныне, однако, — продолжает святи­тель, — и они переменили языче­скую и безбожную веру, в кото­рой пребывали прежде, на чистую и неподдельную религию христиан… И при этом столь вос­пламенило их страстное стрем­ление и рвение к вере … , что приняли они у себя епископа и пастыря и с великим усердием и старанием встречают христиан­ские обряды».
Таким образом, полагают историки, где-то в этом семилетнем промежутке князья Аскольд и Дир c боярами и частью народа приняли Креще­ние в Киеве от епископа, послан­ного Константинопольским патриархом Фотием.
Возможно, высказываются догадки, даже от самих святых братьев Констан­тина-Кирилла и Мефодия, посланных вскоре после набега к хазарам. Как бы там ни было, но в составе Константинопольского патриархата была тогда образо­вана «Русская митрополия», которая упоминается в некото­рых списках устава императора Льва Премудрого (886–912) на 60-м месте.
Но языческая реакция, насту­пившая после захвата Киева Олегом в 882 г., на столетие повергла Русь вновь во мрак идолопоклонства.
Христиане (большей частью варяги) состав­ляли незначительное меньшин­ство даже в Киеве, где существо­вал храм во имя пророка Илии. Благоверная княгиня Ольга, при­няв в середине Х в. христианство сама, способствовала его рас­пространению, проповедуя во время своих поездок по стране и ставя кресты на месте языческих капищ.
В то же время западные сла­вянские земли, входившие в состав Великой Моравии, после прихода туда в 863 г. святых рав­ноапостольных братьев и созда­ния ими славянской азбуки, пережили 22-летний период бурного развития своей Церкви. Однако, вскоре после смерти святого Мефодия, усилиями князя и немецких епископов там возобладал латинский обряд.
И все же в эти годы ученики святи­теля смогли крестить многих в Закарпатье, где, возможно, даже была основана епархия в Мука­чево. По отрывочным сведениям некоторые из них проповедо­вали в Подольских землях «…даже до р. Ушицы» и прони­кли в нынешнюю Галичину к дулебам, белым хорватам и бужанам, жившим здесь. Столе­тие спустя, в 981 г., великий князь Киевский Владимир отвоевал у Польши Перемышль и Червен­ские города и позднее, после Крещения Руси, включил эти земли — Червонную Русь — в состав Волынской епархии.
Крещение различных земель Руси
Киевляне были крещены рав­ноапостольным князем Влади­миром и присланным от Кон­стантинопольского патриарха Николая II Хрисоверга духовен­ством в 988 г.

Святой равноапостольный князь Владимир. Икона работы архимандрита Зинона (Теодора), 1998 г. Петербург
«Повесть времен­ных лет» сообщает, что князь во время Крещения своего народа вознес следующую молитву: «Боже великий, сотворивый небо и землю! При́зри на новыя люди сия и даждь им, Господи, уведети Тебе, истиннаго Бога, якоже уве­деша Тя страны христианския, и утверди в них веру праву и несовратну, и мне помози, Господи, на супротивнаго врага, да, надеяся на Тя и Твою державу, побежю козни его!».
Два года спустя Крещение принял Новгород, а самым кон­цом столетия датирована бере­стяная грамота, упоминающая христианский храм в далеком Суздале, в северо-восточной Руси, что свидетельствует в пользу содержащихся в поздних летописях сведений о раннем Крещении этих земель.
Разослав по уделам своих детей, великий князь заботился о максимальном распространении веры — от Пскова и Новгорода до Ростова и Мурома, от Полоцка, Владимира-Волынского до боспорской Тму­таракани.
И все же не подлежит сомне­нию, что земли, близкие к сто­лице — Киеву, приняли Святое Крещение раньше окраин, осо­бенно населенных в большин­стве своем неславянами, на язык которых Священное Писание и богослужебные тексты не были еще переведены. Это отмечают все церковные историки, начи­ная с митрополита Макария (Булгакова). Да и глубина про­никновения христианства в народные массы на юге Руси была больше, охват их шире.
Как полагают, первая митро­поличья кафедра находилась (до постройки киевского Софий­ского собора в начале ХI в.) в Переяславле.
Из первых епархий Новгородская, Ростовская, Чер­ниговская и Белгородская (возле Киева) были основаны около 992 г., Туровская — чуть более десятилетия позже.
Волынь, повествует предание, была особо любимой князем Владимиром, который заложил здесь г. Владимир-Волынский, а в 1001 г. недалеко от города был основан Святогорский мона­стырь в Зимно, существующий и поныне. Он подарил обители икону Божией Матери, получен­ную от Константинопольского патриарха в благословение на брак с сестрой императора Византии Анной.
Икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Зимненская»
Обширная Вла­димир-Волынская епархия охва­тывала Галичские и Подольские земли. В последних возрожда­лись пещерные монастыри, где два с половиной века до того скрывались греческие иконопо­читатели.
Лядовский скальный монастырь
Здесь, гласит предание, преподобный Антоний в 1013 г., возвращаясь с Афона в Киев, некоторое время провел в осно­ванном им пещерном скиту, из которого вырос Лядовский скальный монастырь.
Огромную роль в распространении веры Христовой сыграла основанная святым Антонием Киево-Печер­ская Лавра.
«Преподобный Антоний Печерский». Фрагмент Свенской иконы Божией Матери. 1288 г.
Затем он некоторое время провел в Чернигове, где, пользуясь покровительством князя Святослава Ярославича, заказчика знаменитых двух Изборников Святослава, также основал пещерный монастырь.
Святослав Ярославич (1027–1076), князь Черниговский, с 1073 г. — великий князь Киевский (крайний справа), с семьей.
Миниатюра из Изборника 1073 г.
Монастыри, распространившись по всей необъятной Руси, стали оплотом грамотности, отсюда иноки несли в народ веру, здесь велись летописи, слагались жития подвизавшихся в них святых.
Школы, по повелению Ярослава Мудрого, существовали и при храмах. По образцу Киева, в Новгороде и Полоцке при нем были заложены Софийские соборы, в Чернигове его брат-соперник Мстислав построил величественный Спасо-Преобра­женский собор.

Софийский собор в Полоцке (1044–1066 гг.)

Софийский собор в Великом Новгороде (1045–1050 гг.)

Известно о Крещении в ХII в. некоторых половецких князей. Осев на землях вдоль Роси, неко­торая часть половцев и других кочевников приняла христиан­ство. Позднее всего на террито­рии Украины Православие утвердилось на землях, ставших после нашествия монголо-татар Диким Полем — в южных степ­ных районах и Донбассе, — после отвоевания этих земель Речью Посполитой (вопреки воле ее правящих кругов), а затем Рус­ским государством, в ХVI–XVIII вв.
Начавшись в апостольские времена, проникновение христи­анства во все уголки нынешней Украины продолжалось около полутора тысячелетий.
И все же, решающим было то событие, 1025-летие которого мы отме­чаем в эти дни — Крещение Руси трудами равноапостольного князя Владимира и его сподвиж­ников.
Трудами тех немногих, чьи имена известны, и множества других — греческих, болгарских священников и их последовате­лей из уроженцев Руси, деяния которых ведомы лишь Господу. Благодаря им нашей страной был сделан выбор в пользу изна­чальной, не искаженной позд­ними наслоениями христианской веры — Православия.
Материал из «Церковной Православной газеты», №13 июль
cpg-ru.in.ua

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика